Географические направления «Экономического пояса Шелкового пути» (ЭПШП) определены в нескольких вариантах. Часть из них включают в себя территории стран-участниц ШОС, причем практически все пространство «Большой Евразии».

«Большая Евразия» («Большое евразийское партнерство»)− подразумевает создание сети зон свободной торговли, межрегиональных торгово-экономических партнерств и сопряжение региональных интеграционных процессов на всем евразийском материке. В настоящее время наиболее важным содержательным компонентом процесса формирования БЕП является процесс сопряжения интеграционных процессов в рамках ЕАЭС и ЭПШП.

Для успешного функционирования путей, пересекающих более десятка государственных границ, надо не только объединить и предельно упростить таможенные и страховые нормы разных стран, но и обеспечить на всех коммуникациях и возводимых на них объектах политическую стабильность, безопасность и правопорядок. А этого сегодня не может гарантировать ни одна страна. И наконец, нельзя не учитывать и то, что Центральная Азия и весь Ближний и Средний Восток покрыты сетью террористических и экстремистских ячеек. Наряду с кризисом в Ближневосточном регионе, особую озабоченность вызывает обстановка в Афганистане. Нарастающая террористическая активность тормозит развитие этой страны, а значительный приток наркотиков, оружия и подготовленных боевиков с ее территории несут угрозу соседям и, в первую очередь, государствам Центральной Азии, являющимся, за исключением Туркмении, участниками Шанхайской организации сотрудничества. С учетом общей нестабильности, проблем Афганистана и угроз переноса деятельности «Исламского государства» на территорию Центральной Азии и Кавказа, будет логичным, если ШОС, как участник проекта ЭПШП, придет к выводу о необходимости создания какого-либо формата для нейтрализации угроз безопасности на своем пространстве. Для всех участников Организации наибольшую опасность представляют боевики «Исламского государства» и активизирующиеся на территории Афганистана приверженцы исламского движения талибов и др. Опасность, исходящая от экстремистов «Исламского государства», может реализоваться в двух наиболее вероятных вариантах, зависящих от итогов военных действий против ИГИЛ и союзных с ним экстремистских организаций.

Первый из них обусловлен следующим. Даже в случае, если бандформирования экстремистов потерпят окончательное поражение в Сирии и Ираке, это не будет означать, что их организации или движения исчезнут окончательно, а ситуация на Ближнем и Среднем Востоке стабилизируется. Сохранившиеся сетевые структуры ИГИЛ могут перейти к партизанским действиям, организуя массовые террористические атаки по всему миру. Вероятность реализации этого варианта обусловлена во многом желанием (или нежеланием) США и возглавляемой ими коалиции покончить с ИГИЛ. Не секрет, что к созданию «Исламского государства» приложили руку и Соединенные Штаты в лице своих спецслужб.

Второй вариант связан с ситуацией в Афганистане и несет непосредственную опасность ряду государств-участников ШОС. Из различных источников известно, что на стороне ИГИЛ воюют от 5 до 7 тыс. выходцев стран СНГ. Потерпев поражение на Ближнем Востоке, они просачиваются в нестабильный Афганистан, а также на территории центральноазиатских и других государств-участников ШОС, где смогут применять полученные в Сирии и Ираке практические навыки конспирации, минно-взрывной войны и ведения боевых действий в условиях города. По данным спецслужб, ИГ создаются автономные боевые ячейки, готовые к совершению террористических и диверсионных актов. По оценке экспертов Афганистане действует до 50 тыс. боевиков, объединенных более чем в 4 тыс. бандформирований. Их основу составляет исламистское движение талибов численностью до 40 тыс. боевиков. Кроме того, там находятся от 2 до 3 тыс. боевиков «Исламского государства», и их численность постоянно растет. Ситуацию в Афганистане усугубляет недостаточная подготовка и оснащенность афганских силовых структур, что не позволяет им эффективно проводить операции против незаконных вооруженных формирований. В то же время активные и успешные действия экстремистов против правительственных войск не позволяют афганскому руководству  решить задачи по стабилизации политической и социально-экономической обстановки в стране, и это усиливает недоверие населения к центральной власти. Совокупность приведенных факторов приводит к выводу о том, что проблему нестабильности в Афганистане в обозримый период времени решить не удастся. Эти факторы способствуют дальнейшему обострению ситуации в государстве, установлению контроля экстремистов над целыми провинциями, сращиванию террористических формирований с организованной преступностью и как следствие –  увеличению производства опиатов и объемов наркотрафика, ухудшению социально-экономического положения простых афганцев, росту числа безработных, оттоку граждан из страны и усилению политических позиций экстремистских организаций.

Региональная нестабильность с другой стороны

Оценивая ситуацию в Афганистане и Центрально-Азиатском регионе, нельзя не принимать во внимание «американский фактор», ибо признаки подрывной деятельности США на территории государств ЦАР не прекращаются. Более того, после успешной активизации «евромайдана» на Украине резко увеличилось финансирование неправительственных организаций в Киргизии и Казахстане. Спецслужбы США пытаются дестабилизировать и Таджикистан. В частности, один из главных спонсоров НПО – Национальное агентство международного развития финансирует новую международную исламскую организацию «Мусульманская интеграция в Центральной Азии», созданную в г.Душанбе и объединившую запрещенные в исламских странах экстремистские группировки «Хизб-ут-Тахрир», Исламское движение Узбекистана. Как видим, НПО и радикальные исламисты финансируются из одного источника. Таким образом, факторы нестабильности в Афганистане и в ряде центрально-азиатских странах-членах ШОС тесно связаны между собой, а дестабилизацию держит в руках американское руководство. Подтверждением тому, что целью политики США в Центральной Азии является создание хаоса в регионе, служит и препятствование его экономическому развитию. По сообщению известного сайта «WikiLeaks», в американском посольстве выражали озабоченность по поводу того, что Россия и другие государства используют политику привлекательности прямых экономических инвестиций, в то время как государственный департамент США развивает сеть некоммерческих организаций, призванных со временем осуществить максимально возможный контроль над всеми сферами жизнедеятельности в государствах Центральной Азии. «За океаном» выражают раздражение в связи с вкладом Китая, Индии, Ирана и России в мирное строительство и экономическое развитие Афганистана. США обеспокоены возможным вхождением Афганистана в сферу влияния ШОС, тем более, что страна уже имея статус наблюдателя, претендует на полное членство в этой Организации. В то же время, президент США Д.Трамп заявил, что американские войска не будут полностью выведены из Афганистана, и даже наращивают численность своего контингента в этой стране. Вполне очевидно, что США и в дальнейшем будут использовать незавершенность формирования ШОС и отсутствие в рамках Организации действенных практических механизмов обеспечения безопасности ее участников.

Таким образом, отмечаем, что на пространстве ШОС и в прилежащих регионах есть немало кризисных точек, создающих непосредственную угрозу безопасности участников Организации и планируемых к реализации проектов на ее пространстве. Наиболее опасные из них – Ближний Восток, Афганистан, Пакистан, конфликтность ситуации в которых может отразиться на ряде регионов Китая, Индии, Ирана и в Центральной Азии. Это ставит под угрозу, в том числе и план Китая по строительству «Экономического пояса Шелкового пути», и планы по прокладке энергетических магистралей через Афганистан, Пакистан и далее в Китай и Индию. В связи с этим на повестку дня выходит необходимость уточнения статуса ШОС и повышения уровня региональной безопасности в Организации.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here