В течение двух последних лет европейские политики бились над новой политической стратегией в отношении стран Центральной Азии, однако нового в ней не слишком много.

Спустя практически десятилетие после того, как появился на свет текст первой Стратегии ЕС по Центральной Азии, евродепутаты занялись его обновлением, решив совершить переход от «стратегии нового партнерства» к «новым возможностям для более тесного партнерства». Хотя эта новая стратегия отражает основные европейские интересы в отношении Центральной Азии, она сформулирована в общих чертах, что служит ярким напоминанием о том, что политика на бумаге может быть далека от непосредственных реалий в регионе. В конечном счете, новая стратегия оказалась не такой уж новой.

Важность центральноазиатского региона для Европейского Союза заключается, прежде всего, в выгодном геостратегическом местоположении, в больших запасах энергетических ресурсов, в доступном рынке и вопросе обеспечения безопасности. Стратегия базируется на трех приоритетных областях, которые тесно взаимосвязаны и дополняют друг друга.

Во-первых, Евросоюз намерен наладить «партнерство во имя устойчивости» государств региона. Кроме того, Брюссель сосредоточится на продвижении демократии, защите прав человека и верховенства закона, достижении целей Парижского климатического соглашения и решении экологических проблем, а также сотрудничестве по вопросам миграции.

Вторым приоритетом для ЕС является «сотрудничество ради процветания», что подразумевает содействие повышению конкурентоспособности бизнеса, создание здоровой и открытой инвестиционной среды, раскрытие научного потенциала, поддержку вступления оставшихся стран региона в ВТО. Третьим приоритетом значится «интенсивная совместная работа», чтобы укрепить политический диалог и расширить участие гражданского общества в принятии решений.

Такое четкое разграничение приоритетных целей, по мнению евродепутатов, будет способствовать более эффективному взаимодействия ЕС со странами центральноазиатского региона. Тем не менее, внимание на себя обращает полное отсутствие выводов или результатов предыдущей работы по данным направлениям. Хотя большая их часть уже появлялась в тексте предыдущей стратегии от 2007 года.

Непроизвольно возникает вопрос: что на самом деле планирует сделать Европа, чтобы добиться прогресса в этих приоритетных областях? Хотя в стратегии перечислены «конкретные инициативы», их границы относительно расплывчаты. Например, после раздела «Поощрение демократии, прав человека и верховенства закона» одной из перечисленных «конкретных инициатив» является: «Развитие возможностей для обучения активистов гражданского общества и правозащитников по вопросам прав человека и адвокации, а также содействие контактам между ними в регионе, а также со своими коллегами в странах ЕС и Восточного партнерства». Возникает легкая дихотомия: обучение и продвижение гражданских активистов в регионе, в котором им всячески препятствуют в их деятельности, а в большинстве случаев просто отправляют за решетку.

В надежде донести до общественности региона преимущества партнерства с Брюсселем, ЕС намерен усилить публичную дипломатию, иными словами, европейцы усилят информационные кампании в государствах ЦА. Такую работу ЕС намерен проводить через социальные сети и другие «новые коммуникационные технологии». Целевой аудиторией будут: молодежь, лица, формирующие общественное мнение, популярные блогеры, известные гражданские активисты, ученые и СМИ.

Также стоит отметить, что стратегия была написана под сильным влиянием, так сказать, узбекского оптимизма.

Из вступления текста оригинала: Некоторые из сегодняшних событий в Центральной Азии открыли новые возможности для развития партнерства между ЕС и Центральной Азией. Процессы реформ в регионе вызвали призывы к политическому признанию и поддержке модернизации со стороны ЕС. Новый импульс регионального сотрудничества, продемонстрированный на первом неформальном саммите лидеров стран Центральной Азии в марте 2018 года в Астане, повысил актуальность опыта ЕС в выработке совместных решений общих проблем.

Возобновление интереса к региональному сотрудничеству является одним из наиболее многообещающих событий в Центральной Азии за последние несколько лет, и это произошло, главным образом, по инициативе Узбекистана. Первый саммит лидеров стран Центральной Азии в марте 2018 года был знаменательным событием, следует отметить, что второй такой саммит был перенесен на неопределенное время из-за ухода в отставку бывшего президента Казахстана Нурсултана Назарбаева и подготовке к проведению выборов нового главы государства.

В конечном счете, новая стратегия ЕС в Центральной Азии — это старая стратегия ЕС в Центральной Азии, только сохраненная в новом PDF-формате. Приоритеты Европы не изменились, когда речь заходит о регионе. Нельзя сказать, что Европа и европейские дипломаты не имеют или не могут иметь определенное влияние на регион. Но новая стратегия не выдвигает никаких новых идей о том, как они планируют это сделать. В конце стоит напомнить, что в настоящее время стратегию ЕС по Центральной Азии должен будет одобрить Совет ЕС в июне.  Официально она будет представлена верховным представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерикой Могерини 7 июля в Бишкеке на встрече с главами МИД стран ЦА.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here