Однако колумнист Sputnik Руслан Васильев решил поделиться своими положительными «эмоциональными приобретениями» Европиады.

Признаться, когда в ожидании начала ЕИ-2019 Sputnik опубликовал материал о красавицах, которыми нам предстояло любоваться в Минске, открывал его с придыханием. Но, все внимательно изучив и оценив, испытал определенное разочарование.

Безусловно, представленные барышни-спортсменки были хороши, причем каждая по-своему. Но как же так? Где? Та самая? Она! Ведь еще задолго до начала стартов прыгунов на трамплине хотелось крикнуть: «Мария!»

Помните фильм «Формула любви» режиссера Марка Захарова, снятый по сценарию Григория Горина? Конкретно тот момент, когда граф Калиостро советует своему слуге: «Экий ты меркантильный, Маргадон… О душе бы подумал». В ответ герой Семена Фарады, заглядывая в записную книжицу, произносит: «Мария…» Дальше – цитата из сценария Горина.

«Мария, – задумчиво повторил Калиостро. Его взгляд потеплел, он услышал звучание скрипок, нежное и печальное. – Мария…»

Кстати, белорусская прыгунья на батуте Мария Махаринская даже похожа на образ Марии Гриневской, созданный актрисой Еленой Валюшкиной. Очень хочется назвать ее точеной статуэткой, но обязательно – одухотворенной, причем безо всякого чародейства Калиостро, как известно, оживлявшего «каменных баб». Махаринская не только красавица, но и умница, чем и роднится с киногероиней.

Став чемпионкой Европиады в синхронных прыжках в дуэте с Анной Гончаровой, Мария в микст-зоне скромно держалась за спиной титулованной коллеги, но если журналисты вспоминали о ней, то отвечала так, что заставляла улыбаться.

Например, когда Махаринскую попросили прокомментировать высказывания Гончаровой: «А что думает Мария?», то она, поощрительно покачав головой, ответила в тон вопросу: «Мария со всем сказанным согласна». Чтобы затем очень образно охарактеризовать свою партнершу: «Аня – ведущая! Можно сказать, она – мамочка нашей пары».

А ведь прежде чем во вторник пережить эмоции от яркой победы, Махаринской пришлось горчайшим образом разочароваться в понедельник. Пожалуй, именно Мария наиболее обижена оригинальным регламентом Европиады у батутистов.

Заняв 4-е место (!) в квалификации, то есть заявив о себе как претенденте на победу в борьбе за медаль любого достоинства, она не получила допуска в финал! Туда приглашался лишь один спортсмен от страны, а Гончарова закончила квалификацию на второй позиции.

Что может быть обиднее? Но Мария не сломалась, не обозлилась на весь мир и сумела реализоваться в «синхроне», чтобы затем дать пусть небольшое, но эксклюзивное интервью колумнисту Sputnik, что, учитывая условия работы СМИ на ЕИ, еще один подвиг! Мария…

– Согласно моим ощущениям физиономиста, перед выступлением вас обуревало волнение…

– Так и было. Если говорить совсем конкретно и предельно честно – меня сильно трясло. До самого последнего элемента нашей прыжковой комбинации.

– У вас есть какое-нибудь «заклинание» перед выступлением? Дескать, я должна то-то и то-то или не должна того-то и того-то.

– У меня есть одна особенность: стараясь добиться полной концентрации, я очень глубоко ухожу в себя. Тут уж не до заговоров, не до аутотренинга. Более того, спрыгивая с сетки батута, я даже не особенно помню, как все прошло и какие элементы прыгала.

– Но то, что вам так и не довелось выступить в финале индивидуальных прыжков….

– О, это я помню отлично! (Смеется.) А что касается обиды, то давайте я отвечу таким образом: есть регламент соревнования, и он был известен заранее. Но я проиграла внутренний спор с Аней. Значит, есть куда расти, есть над чем работать.

– Но эта незадача случилась в понедельник, на который принято вешать мистических собак.

– Не в моем случае. Я его ругать не буду. Обычный день недели, как и любой другой.

– Объясните такой нюанс: для чего пользуются перед подъемом штанги магнезией тяжелоатлеты – понятно. Но зачем батутисты натирают ею свои руки и даже голени?

– Все для того же – чтобы избежать эффекта скольжения. Во время прыжковых композиций ладони невольно потеют, а при выполнении элементов нам необходимо касаться руками ног. Это дополнительный контроль, которому ничто не должно помешать.

– В нашей команде есть деление на первый и второй номер?

– Именно такого нет. Аня Гончарова, разумеется, лидер сборной, как более опытная, титулованная спортсменка. На этом деление и заканчивается.

– Внешний вид, презентация спортсменок для судей и публики тоже имеет значение?

– Конечно. Но прежде всего мы хотим сказать болельщикам: встреча с вами на соревнованиях – праздник для нас. Поэтому мы делаем прическу, макияж, стараясь выглядеть потрясающе и понравиться вам!

– Европиада останется в памяти?

– Несомненно. Это первые столь крупные соревнования в моей жизни, и я осталась вполне довольна их результатами.

И еще об одном аспекте организации Европиады в Минске – работе службы безопасности, причем конкретно на пунктах досмотра.

Вы знаете, если в самые первые дни работы «белых палаток» (еще до открытия ЕИ) возникали кое-какие опасения и даже тревоги, то сейчас придраться фактически не к чему. Это очень приятно.

По крайней мере, на тех объектах, где довелось работать лично, никаких эксцессов не случалось. Досмотр осуществлялся вежливо, оперативно и понятно. «Правила игры» неизменны. Правда, я слышал, что пару раз подвисала компьютерная идентификационная система, но, во-первых, так происходит везде, ибо страхи о приходе «эры искусственного интеллекта» крайне преувеличены в коммерческих целях, а во-вторых, все решалось быстро в «ручном режиме».

А самый занятный эпизод на досмотре я наблюдал во вторник, входя на территорию «Минск-Арены». Навстречу мне, то есть на выход, к белой палатке двигались российские танцоры, простите, аэробисты Татьяна Конакова и Григорий Шихалеев, завоевавшие накануне бронзовую медаль Европиады. Они улыбались, но тут улыбки покинули их лица. Видимо, даже во время выступления ребята не испытали такого волнения, как в эти 20-30 секунд.

Они пытались поставить свои рюкзаки на ленту транспортера для пресловутого изучения на «телевизоре», но им тут же возвращали поклажу обратно. «Рамка» звенела, как сумасшедшая, и совсем уже растерянные Татьяна и Григорий возвращались обратно…

В общем, понадобилось время, чтобы их успокоить и отправить в путь, объяснив, что досмотр осуществляется только при входе на объект, но никак не на выходе.

*Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

https://sputnik.by/minsk2019/20190627/1041780615/Formula-lyubvi-na-Evropiade-ili-Raznitsa-mezhdu-vkhodom-i-vykhodom.html

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here