Около недели назад в Самарканде официально зафиксировали вспышку кори. По данным министерства здравоохранения, с января по 5 августа текущего года в Самаркандской области количество подозрительных случаев составило 419, подтвержденных – 29.

Согласно заключению Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), подтвержден завоз вируса кори в Узбекистан из других стран. В 2018 году в результате целенаправленного проведения комплекса профилактических и противоэпидемических мероприятий по республике дополнительно было привито 22 310 лиц.

Основной причиной заболеваемости кори в Самаркандской области тоже является завоз вируса кори из-за рубежа. Для предотвращения и дальнейшего распространения кори среди контактных лиц привито 11 101 человек. Смертных случаев не зарегистрировано.

С целью дальнейшего недопущения распространения кори и купирования вспышек дополнительно получено 100 тыс. доз коревой вакцины, которая на местах применяется для вакцинации контактных лиц. Кроме того, усилен эпидемиологический надзор с целью своевременного выявления заболеваемости корью, предотвращения ее распространения и лечения, охвата детей профилактической вакцинацией.

Всемирная организация здравоохранения в этом году обновила свой список потенциальных угроз человечеству. Там встревожены. Новые, слабоизученные штаммы гриппа, которые к тому же мутируют все быстрее и быстрее оказывается не самое страшное. Ученые говорят, что скоро могут выйти из анабиоза оспа, менингит и другие когда-то побежденные убийцы.

 Однако у военных политологов на этот счет есть свое мнение. После распада советского союза, у границ РФ, появились сразу несколько лабораторий, где Пентагон, прикрываясь мирными исследованиями вирусов, работает над производством биооружия. Пентагон изучает влияние новых и мутировавших вирусов в каждом конкретном регионе – Армении, Азербайджане, Грузии, Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане, Таджикистане, Молдове, на Украине. Развитие военно-биологических лабораторий США продолжается по сей день.

 Заинтересованные силы в Пентагоне могут исследовать механизм заражения на территории этих государств, а именно как распространяется тот или иной вирус через границы в соседние государства. Так что это очень благодатный материал для тех, кто готовится поражать противника с помощью бактериологического оружия.

Биолаборатории в Узбекистане

В Узбекистане первая национальная референс-лаборатория открылась в 2007 году в Ташкенте. В 2011 году ещё две – в Андижане и Фергане, в 2016 – в Ургенче (Хорезмская региональная диагностическая лаборатория). Все они созданы за деньги Агентства по сокращению военной угрозы (DTRA), подразделения Министерства обороны США. Сеть лабораторий в Узбекистане намного шире, биолаборатории есть в Бухаре и Сурхандарье, Каракалпакстане и Самаркандской и Ташкентской областях. Просто известно об этих объектах крайне мало – их деятельность скрыта от общественности.

В августе 2011 года в Ташкентской области вдруг вспыхнуло неизвестное заболевание, симптоматически очень похожее на холеру. Врачи не комментировали ситуацию, хотя только за сутки 31 августа в больницу городка Янгиюль поступили 70 заболевших. «Некоторых пациентов привозили сюда в настолько тяжелом состоянии, что из-за резко упавшего давления они переставали дышать. Врачи бежали к ним, на лестницах, в коридорах, возле машин скорой помощи делали им немедленное искусственное дыхание. Накрывали халатом рот и вдыхали в них жизнь», – рассказывали на условиях анонимности медики. При этом информация о локальной эпидемии максимально ограничивалась.

В 2012 Узбекистан накрыло новое заболевание, которое практически одномоментно унесло жизни более 10 человек. Тогда старшая дочь бывшего главы узбекского государства Гульнара Каримова упрекала чиновников от медицины в бездействии – они практически не занимались выяснением причин гибели людей от неизвестного вируса.

Весной 2017 года в Ташкенте началась эпидемия ветряной оспы. Но в больницах врачи указывали другой диагноз – «аллергический дерматит», чтобы скрыть распространение болезни, поражавшей и детей, и взрослых.

Реальной статистики инфекционных заболеваний в Узбекистане не существует, на бумаге вспышки опасных заболеваний неизвестной природы превращаются в «единичные случаи». Выглядит это как минимум странно при столь активной деятельности DTRA по «уменьшению биологических угроз» в стране: при наличии современнейших референс-лабораторий люди вдруг оказываются заражёнными «неизвестными» патогенами!

Что на самом деле происходит в этих лабораториях, мы можем только предполагать. Тайные исследования американцев вызывают только страх и возмущение.

Зачем вообще странам Центральной Азии какие-то чужие и явно опасные лаборатории? Если нужна защита от вирусов, почему не создать свои исследовательские центры?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here