Лиепая бельевая: главный город латвийских швей

РИГА, 19 авг — Sputnik, Евгений Лешковский. Сложно поверить, но в Лиепае — городе, где, по мнению многих, давно уже ничего не осталось, официально работает около 70 швейных производств, а неофициально еще больше. И все они вышли с фабрики Lauma, открывшейся в 1971 году, где в то время работало более 5 000 человек.

Сегодня в цехах фабрики можно встретить внучек тех самых первых швей. По длинным коридорам Lauma от одного цеха до другого проще всего, кажется, перемещаться на велосипеде: размах впечатляет — территория более 10 гектаров. Эта фабрика — крупнейшая в своей отрасли в Латвии. Специалисты подсчитали: через руки каждого работника на производстве в день проходит около двух тысяч штук женского белья.

По большому производству нас проводит Линда Матисоне — генеральный директор и председатель правления АО Lauma Lingerie.

«В Латвии теперь мало того, что полностью делается на месте. Да, бренды сохраняются, но вещи-то шьют, как правило, в Китае. Правда, тогда надо считаться с тем, что очень тяжело контролировать качество. А у нас полный цикл производства на месте — в Лиепае. Качество нижнего белья ничем не уступает, например, французскому, зато цена — не сравнить. И еще, чего у тех же китайцев точно нет: мы конструируем все сами — «посадку» белья, его дизайн. Здесь работают люди таких специальностей, которых нет в программе ни одного вуза или техникума Латвии: всему обучаются на месте, причем далеко не за один год», — говорит Линда Матисоне.

И еще, чего точно в Китае не делают, так это белья больших размеров, скажем, 100-го или даже 120-го (до чашек F, G, J). В Поднебесной даже манекенов таких нет на фабриках. А в Лиепае все модели белья тестируют на «живых» сотрудницах — с разными размеров и формами. Как только экспериментальный комплект готов, его выдают даме, которая его тестирует на себе несколько дней, указывая в специальной анкете разные характеристики.

  Брижит Бардо помогает стерилизовать рижских котов

Спрашиваю у Линды Матисоне, любят ли наши дамы экзотичные материалы. Например, в спортивной одежде сплошь и рядом — то серебряные нити, то бамбуковые волокна. Но, оказывается, в производстве женского белья все довольно консервативно. Пробовали на фабрике использовать ароматизированную ткань, но — не пошло, так же, как с материалами из отходов кофе и переработанными зелеными PET-бутылками от лимонада «Спрайт».

«Чаще используем микроволокно, разные жаккардовые материалы, сатин, натуральный шелк. Хлопок у нас тоже есть, но мало, поскольку современные материалы по качеству значительно лучше. Например, сохнут быстрее», — рассказывает Линда Матисоне.

Мы заходим в святая святых фабрики — в царство дизайнеров, старшая из которых, Айя Буце, работает на Lauma почти 40 лет. Именно за ней последнее слово, если решается, на каких трусиках, например, должен быть бантик, а где — яркая розочка, блестящий стразик или привлекающая взгляд пуговка.

«Дамы таким, казалось бы, совершенно незначительным (на мужской взгляд) деталькам придают огромное значение. И я уж не говорю о разных ленточках и, конечно, цвете. Вот, в прошлом году был моден зеленый, а в этом — насыщенный цвет морской волны. Вначале мы разрабатываем опытный образец, а потом все оценивает группа по развитию ассортимента фабрики», — показывает разные модели Айя Буце.

  Никита Новопашин: технический прогресс – это хорошо

В другой комнате мир конструктора белья Анжелы Разумовской, для которой главное — это сделать идеальную посадку «по фигуре»: «Чтобы нигде ничего не висело и не торчало, а где надо — приподнимало и даже уменьшало (чудеса творим — можем до двух размеров «сузить бедра»)».

Когда все выкройки есть, опытные образцы шьют рядом — в экспериментальном цехе, которым руководит Дагния Бельска. Здесь работают самые большие специалисты, поскольку изделия шьют с нуля и до конца, в то время как в обычных цехах каждый человек выполняет одну операцию.

На Lauma Lingerie почти все работники с большим стажем. Так, руководитель закройного цеха Оксана Васильева здесь уже 20 лет, специалист-закройщик Василий Карпенко — 35 лет, главная на складе готовой продукции Лилия Петрова и того дольше.

Везде в цехах самое современное оборудование. Но и без ручного труда здесь — никак. Например, Василий Карпенко вырезает на станке элементы для кружевного белья настолько аккуратно, что так не сумеет лазерный полностью автоматический и дистанционно управляемый аппарат. И у формовочной машины, где характерную форму бюстгальтерам буквально «выпаривают» при температуре до 250 градусов, тоже стоит мастер.

90% продукции фабрики идет на экспорт — в более чем двадцать стран. И везде важно считаться с национальными особенностями. Например, три года назад вышли на рынок Уганды, где теперь открыто несколько фирменных магазинов. Оказалось, в Африке полно нюансов.

«У нас, когда говорят «белье телесного цвета», понятно — какого. А в Уганде белье нашего «телесного цвета», по понятно причине, будет выглядеть на даме экзотично. И еще там другие стандарты красоты. К примеру, у нас есть трусы с силиконовыми вкладышами — для ягодиц. А в Уганде нас попросили, чтобы делали вкладыши еще и для бедер. Модельеры вначале даже не поняли, о чем идет речь. А в Уганде хотят, чтобы дама со всех сторон смотрелась пороскошней», — замечает, улыбнувшись, Линда Матисоне.

  Посол Украины в Латвии увидел «руку Кремля» в порочащих Киев комментариях

В свою очередь, россиянам нравится роскошное и богатое белье, с кружевами, яркими узорами. В России белье Lauma стоит дороже, чем местное или белорусское: клиентки, соответственно, и спрашивают. Зато в США дамы менее требовательны к роскоши. Белье там заказывают чаще больших размеров.

А самый сложный рынок — в Саудовской Аравии, где все по-другому. В магазинах там нет примерочных: женщина по «планшетнику» выбирает модель белья, забирает домой, там меряет и, если все нравится, то оставляет. И конечно, ни на улице, ни в магазинах не увидите фотографий дам в нижнем белье. В том числе и поэтому в арабских странах мало европейских брендов: трудно рекламироваться и продавать.

«Только экспорт нас и спасает, а если бы работали лишь на латвийский рынок, так давно закрылись бы. Тут становится все меньше жителей, а налоговая политика совершенно не стимулирует развитие бизнеса», — подчеркивает Линда Матисоне.

И тем не менее, фабрика пока Латвию покидать не намерена. И на бирках на белье указано, что произведено все в Латвии (более того — в Лиепае!), а не в абстрактном EU. Стране бы стоило этим гордиться, а то отсюда, глядишь, почти все заводы и фабрики разбредаются — не удержать.

https://ru.sputniknewslv.com/Latvia/20170819/5615819/liepaja-belevaja-glavnyj-gorod-latvijskih-shvej.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *