Центральная Азия в последние несколько лет серьезно меняется. Эксперты отмечают предпосылки к более тесному сотрудничеству между странами, прежде всего в экономических вопросах. Узбекистан, пережив смену лидера, фактически, наряду с Казахстаном становится локомотивом региона, проводя открытую внешнюю политику и наращивая привлечение инвестиций в регион. Какое будущее ждет Центральную Азию? Смогут ли страны совместно решать региональные проблемы? Что произойдет с экономикой региона, а также смогут ли страны реагировать на будущие вызовы? Эти и другие вопросы обсуждали политологи и экономисты на очередной встрече Expert Update, которую организовали информационный ресурс Vласть и группа компаний «Верный Капитал».

Эксперты искали ответы на вопросы: существует ли новая Центральная Азия или хотя бы перспективы её формирования; или может, это сформировавшееся и отжившее явление; действительно ли нужны новые совместные проекты.

«Регион – это образование из стран, объединённых дружбой или враждой, тесными экономическими связями. Сейчас Центральная Азия вообще не подходит под определение региона, – считает политолог Рустам Бурнашев. – К примеру, Узбекистан уже вообще не говорит о регионе ЦА, он говорит о странах, с которыми соседствует».

Неужели можно сказать, что страны ЦА не объединяет ни дружба, ни вражда, или вообще ничего не объединяет? А как же общее историческое наследие, плотные экономические связи и родственные отношения граждан? Несомненно, каждое государство обладает своей национальной идентичностью и уникальностью, но отказаться от понятия Центральная Азия, это то же самое, что отказаться от понятия Европа.

Политолог Аскар Нурша считает, что сейчас фактически не сформирована единая региональная самоидентификация – ощущение того, что мы часть единого региона. Он говорит, что мы можем наблюдать новую «старую ЦА». Новой её делают изменения в Узбекистане после смерти Ислама Каримова, новая политика Мирзиёева и политический транзит в Казахстане. В остальном всё осталось по-прежнему: у руля стран ЦА находятся старые политические элиты, нас окружают те же геополитические партнёры с чётко сформировавшимися интересами. Регион совершенно не продвинулся в плане интеграции. Правда, есть возможность интеграции уже не в пятистороннем, а в более широком евразийском варианте, если Узбекистан решит присоединиться к ЕАЭС. Но пока официальной позиции по этому вопросу Узбекистан не озвучил.

Экономист Алмас Чукин считает, что не идеология, а именно тесные экономические отношения со временем разрушат многие стены в регионе. «Пока же складывается ощущение, что регион ЦА не имеет собственной «повестки дня», чётких целей, что ему нужно от взаимодействия с ЕАЭС, Китаем и друг с другом.»

Он отмечает, что «Европейский союз формировался странами, которые столетиями воевали друг с другом. У них много исторических шрамов. Но они смогли это преодолеть, потому что во главу угла поставили экономические интересы. А потом стали наращивать политическую надстройку. А у нас политику часто выдвигают вперёд, а экономику ставят на второй уровень. Давайте будем учиться на ошибках других и сами будем вырабатывать собственную региональную повестку дня. А не ждать, когда за нас это сделает кто-то другой», – говорит политолог Досым Сатпаев.

Как видно основной мыслью, высказываемой в ходе встречи ExpressUpdate, стало то, что центральноазиатскому региону стараются навязать внутреннюю и внешнюю политику. По мнению экспертов, странам ЦА следует либо объединится и создать свой собственный политический курс, либо принять один их тех что предлагают другие государства. Лишь в одном все должны быть едины, в том, что нужно уметь отличать «медвежьи услуги» прозападных НПО от взаимовыгодных предложений надёжных экономических союзов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here