Военный бизнес за деньги налогоплательщиков

0
64

Военная экспансия и экономическая политика США порождают все большую зависимость от частных военных корпораций. Эта тенденция появилась с начала периода «антитеррористических компаний» начавшихся после событий 11 сентября. В качестве примера рассмотрим немного статистики:

75% контингента иностранной коалиции в Афганистане составляют наемники. В этой стране сегодня более 150 тысяч наемных солдат, которых опосредованно финансирует Пентагон.

2012-й год стал первым годом, когда в Афганистане погибло больше наемников, чем солдат регулярной армии США, и подобная тенденция сохранилась в последующие годы.

Согласно материалам исследовательского центра Конгресса опубликованным в 2018 году, Пентагон ежегодно тратит более 300 млрд долларов на частные контракты. Важно отметить, что эти расходы включают в себя траты не только именно на наемников, но тем не менее, они составляют 8% от всех расходов федерального бюджета США и более чем в три с половиной раза превышают весь оборонный бюджет.

Когда в 2003 году США впервые пришли на ближний восток, из выделенных на первый год кампании 87 миллиардов долларов, 30 миллиардов пошли на финансирование частных наемников. Это 34% от всего бюджета операции в Ираке. На протяжении восьми лет американской экспансии ближнего востока, крупнейшим частным подрядчиком, «сидевшим» на контрактах Пентагона, была инженерно-строительная и сервисная компания  Kellogg Brown and Root (KBR), заработавшая на этом деле в общей сложности 40,6 млрд долларов. Согласно вышедшему в 2011 году докладу Комиссии по изучению военных контрактов в Ираке и Афганистане, по меньшей мере 60 млрд долларов, которые Пентагон потратил на военных наемников за десять лет (с 2001 по 2011 годы), можно подвести под статьи «мошенничество» или «растрата». В этом докладе уровень «растрат» на момент публикации оценивается в 12 млн долларов.

Эта статистика также говорит о том, что если во время оккупации Ирака зависимость США от частных подрядчиков (включая вооруженных наемников) уже была немалая, она становится еще больше во время продолжающейся оккупации Афганистана. Как бы то ни было, мы видим очень похожую схему, которая повторяется из раза в раз в любой конфликтной зоне, где Соединенные Штаты решают установить свое военное присутствие, включая конфликтные территории в странах Африки к югу от Сахары. Все большее количество частных наемников по сравнению с солдатами регулярной армии задействованы в американских войнах, и такая модель проявляется все ярче с начала «войны с терроризмом» в 2001 году.

Одна из причин, почему к военным операциям привлекаются наемники вместо регулярной армии, является прекрасная возможность отрицания своей причастности. Наемники действуют в так называемой «серой зоне», проводя там операции, причастность к которым любое правительство просто обязано отрицать. Другой немаловажный фактор заключается в том, что потери убитыми среди частных наемников никак не фиксируются в официальных списках  боевых потерь армии США, что позволяет использовать наемную военную силу с меньшей потерей «политического лица».

Однако когда  речь заходит о том, за какие действия государство несет или не несет исключительную ответственность, вопрос о непризнании участия в военных преступлениях в период ведения боевых действий – всего лишь вершина «политического айсберга». Сам факт существования частных структур, которые задействованы в военных операциях, спонсируются государством, но при этом эффективно им не контролируются, уже наглядно свидетельствует о разрушении «этого государства».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here