Вдали от Осетии: брак по-итальянски

Елена Ханикянц родилась и выросла во Владикавказе, много лет проработала в компании «Альда» и даже спустя пять лет после своего отъезда, остается для компании незаменимым сотрудником. Руководство «Альды» несколько лет пыталось найти Лене замену, но профессионала похожего уровня, так и не нашло. Проблема была решена благодаря Лениному трудолюбию и энергии — сейчас Лена сотрудничает с любимой компанией удаленно, в статусе фрилансера.

— Моя история любви очень странная, потому что она не входила в мои планы. Я всегда себе говорила, что никогда не оставлю любимую работу и никуда не уеду, потому что я много лет проработала в компании «Альда». Это не просто работа, это уже моя семья, мои друзья, мои руководители, которых я уважаю. Но настал тот день, когда я пришла и сказала, что мне нужно строить семью. Но окончательно мы так и не расстались. В роли фрилансера я веду все маркетинговые дела компании из Италии.

С будущим супругом Елена познакомилась на курорте и рассказывает, что это было похоже на вспышку молнии.

— Мы смотрели друг на друга, смотрели, а потом я говорю своей подружке: «если он не подойдет сегодня, значит он нетрадиционной ориентации», не успела я это сказать, как он уже ко мне подходил. Это было как удар молнии. Казалось бы, нам не по 20 лет, и даже не по 30. Какой удар молнии? Но, тем не менее, так бывает, особенно, когда ты этого не ждешь. Я считаю, что существуют высшие силы, когда ты понимаешь, что можешь оставить всё и броситься в эту авантюру. За короткий срок я поменяла свою жизнь очень кардинально. Наверное, так бывает, только когда существует эта «молния».

По обоюдному согласию скромную свадьбу Елена и Микеле сыграли в Италии.

— Это была больше вечеринка, чем свадьба, но для нас свадьба — это не событие, которое ты помнишь всю жизнь. Нам обоим важно хорошо проживать каждый новый день и помнить это время, а не день свадьбы. Мы решили вложить деньги в обустройство дома, потому что в итальянских семьях молодая пара всегда живет отдельно от родителей.Моя семья очень положительно отнеслась к моему выбору. Они обожают Микеле. Все, кто живет во Владикавказе, его знают и очень любят.Меня семья Микеле приняла тоже очень хорошо. У меня есть свекор, которого я искренне называю папой, потому что, к сожалению, моего папы не стало очень рано. Со свекром мы друг друга обожаем. Когда я болею, он мне разрезает яблочко, чистит кожуру и приносит на блюдечке. Мы с ним друзья, часто вместе шутим и смеемся. Он ценит во мне наверно то, какая я есть, мой темперамент. Свекор — обычный крестьянин, который занимается огородом и своими оливковыми деревьями.

  В Цхинвале прошло открытие "Дней Бориса Галати"

Лена говорит, что ее история только со стороны выглядит, как Рай. На самом деле, чтобы наладить жизнь в Италии, это стоило неимоверных усилий.

— Многие бегут за границу от тяжелой жизни, когда дома всё плохо, у меня же дома всё было великолепно. Ты приезжаешь в чужую страну и там ты полный ноль. После того, как ты это понимаешь, то ты либо «впишешься» в ситуацию, будешь учить язык, пытаться понять особенности этой жизни, стараться интегрироваться в неё, либо ты остаешься за бортом. Поэтому я говорю, что это не сказка. Это жизнь, за которой стоит ежедневный тяжёлый труд. Жить в Италии намного сложнее, чем в России. Конечно, это личный выбор каждого — работать или нет. Для меня очень важно работать. Я открыла в Италии свой магазин модной одежды и очень много работаю. В нем представлены коллекции известных итальянских дизайнеров и у меня уже есть покупатели даже из Осетии. Этот магазин — моя страсть, люблю заниматься модой, выбирать коллекции, предлагать «луки», заинтересовывать даже привередливых клиентов.

Лена очень быстро выучила итальянский язык, но с улыбкой рассказывает, что первое время жизни в Италии, ругалась с Микеле на русском языке.

— Я самонадеянно думала, что смогу жить и мне будет легко везде, но я очень сильно ошибалась. Адаптироваться на новом месте намного сложнее, чем, к примеру, начать какое-либо дело у себя на Родине. После того, как я переехала в Италию, то ругалась с Микеле по-русски, с использованием всех возможных знакомых мне нецензурных слов, а он по-итальянски, но, по сути, теми же словами, потому что многие из них интернациональные. Но самое главное, что мы оба понимали, кто что кричит. Было весело. А сейчас мы уже говорим на итальянском языке, и у нас уже есть сын Эдуардо, который тоже скоро будет говорить на итальянском языке.

  Новый руководитель Sputnik Южная Осетия встретится со СМИ республики

Когда родился Эдуардо, то Микеле его увидел первым. По правилам роддома в Италии, папе дают возможность искупать ребенка, а потом переодевают и несут маме.

— Перед родами еще в четверг я была на работе, а уже в пятницу родила. Через неделю я вышла на работу. Первые свои семь месяцев мой сын ездил со мной на работу 100 км ежедневно. Там за ним смотрели все — и покупатели, и продавцы. Сейчас он уже ходит в частный сад. Я не из тех женщин, которые могут сидеть дома. Мой муж меня в этом поддерживает, он знает, что без работы, без активной деятельности, я умираю. Он понимает, что всё, что я делаю, не для того, чтобы удовлетворять свои амбиции работающей женщины, а для того, чтобы создавать будущее на земле, жить на которую меня привела судьба.

Микеле Роччио не только понимает Лену, но и всячески поддерживает ее проекты. Он взял на себя все финансовые вопросы, связанные с бизнесом.

— С мужем мы очень разные, но благодаря этому дополняем друг друга. Я эмоциональная, активная, целеустремлённая. Если мне нравится какое-то дело, то я работаю до изнеможения. Микеле же более спокойный. По специальности он инженер и на жизнь смотрит «в деталях». Например, он не понимает, почему в стиральной машине пропадают носки. Я объясняю ему, что когда выкладываю белье из стиральной машины, то думаю о более высоких материях — о моде, рекламе. Но он не отступается и говорит, куда же они все-таки деваются. Тогда я отвечаю, что когда-нибудь они где-нибудь «всплывут».

  Тубдиспансер в Цхинвале не перенесут с прежнего места

На вопрос, обсуждаются ли в семье политика России и Италии, Лена честно говорит, что политика ее совершенно не интересует.

— Споров по поводу политики Италии и России у нас не бывает, потому что мне всё равно до политики в том плане, что я свою энергию предпочитаю тратить на другое. Это очень сложно. Если ты ничего не можешь поменять, то не нужно критиковать, расстраиваться, нужно быть способным изменить что-то. Я предпочитаю сбежать.

На просьбу вспомнить один из самых романтичных моментов в отношениях с Микеле, Лена говорит, что он совсем не романтик.

— Когда я начинаю ему говорить, ну хоть один цветочек хоть иногда подари, он всегда отвечает шуткой: «Ведь я инженер, я не человек, я машина». Он никогда не признается в своих чувствах. Но когда я говорю, что мне понравился запах новых духов, то они появляются у меня через некоторое время, с маленькой открыткой, в которой написано, что я самая лучшая женщина на Земле. Поэтому, невозможно «подписать» его на романтику, когда мне нужно. Он это делает, когда хочет сам.

Кроме работы, бизнеса и семьи, Лена увлекается личностным ростом. Так Лена попала в «Академию счастья».

— Я записана в «Академию счастья». Да, есть такая академия и это достаточно недешевый проект, но это лучшее вложение в саму себя. Я уже прошла три курса, в ходе которых ходила по раскаленным углям, разбивала руками доски, встречалась с необыкновенными людьми — священниками, которые в 80 лет настолько энергичны, что и меня, в 36 лет, заряжают энергией. Встречалась с людьми, которые живут в Тибете и занимаются духовным развитием. В школе тебя научат математике и физике, но никто тебя не научит быть счастливым. Это внутренняя работа над собой, когда тебе в голове подкручивают все винтики. Помимо Микеле, «Академия счастья» это самое лучшее, что случилось со мной в Италии.

http://sputnik-ossetia.ru/North_Ossetia/20170921/4896114.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *