Наемники – этим словом обычно описывают суровых не многословных ребят из американских частных военных компаний. Однако на мировой рынок все активнее и все решительнее выходят китайские наемники, причем работать они могут не только на тех, кто им платит, но и на китайское правительство.

Китайский солдат в одиночку отправляется в некое африканское государство, где бушует гражданская война. Там он не только спасает китайских рабочих и их африканских приятелей, но и параллельно выслеживает тех, кто виновен в гибели его невесты. Это сюжет фильма «Война волков 2», выдвинутого на Оскар в номинации лучший фильм на иностранном языке в 2017 году. Тогда кинолента стала очень знаменательным событием, и дело не только в том, что это самый кассовый китайский фильм всех времен. Создателям кино удалось уловить общественные настроения: Китай усилился, Китай окреп, и теперь его интересы простираются далеко за пределы его границ.

Например, в киноленте есть момент, когда корабль народно-освободительной армии Китая должен эвакуировать сограждан из охваченной войной страны. Это сценарий из реальной жизни. Так было в 2011 году в Ливии и в 2015 в Йемене, когда бравые моряки в форме посадили граждан КНР и иностранцев на два фрегата и вывезли их в Джибути, где их пересадили на самолет. Маршрут не самый удачный, но именно в Джибути сейчас находится первая китайская зарубежная военная база.

В официальных документах это всего лишь пункт материально-технического обеспечения флота, помогающий в борьбе с пиратством, но на самом деле там есть казармы, склады, доковые установки, пункты технического обслуживания и даже подземные сооружения, что делает его полноценной военной базой. Большинство экспертов сходятся во мнении, что Китай предположительно хочет создать целую сеть иных баз, чтобы обезопасить свои экономические маршруты.

В будущем китайские базы могут появиться в Пакистане, Бангладеш, Шри-Ланке, Таиланде и других странах, имеющих выход к индийскому океану. Впрочем, военные всегда привлекают излишнее внимание, и чтобы добиваться своих целей более скрытно, можно использовать частные военные компании. В Китае они официально зарегистрированы как охранные. Одна из наиболее известных неформальных китайских ЧВК — Shandong Huawei Security Group. Компания с 2010 года берет на работу бывших сотрудников спецподразделений вооруженных сил и полиции Китая. Основные «рынки сбыта» для Shandong Huawei это Ирак и Афганистан, где китайские компании специализируются на добыче нефти, работе с коммуникациями и строительстве.

В 2017 китайские ЧВК работали не только в самых опасных точках планеты, защищая своих граждан в Ираке и Афганистане, но и оказывали услуги по обеспечению безопасности в африканских странах: Кении, Эритрее, Эфиопии и Нигерии. Сотрудники набираются опыта, улучшается качество их работы. Раньше китайским бизнесменам приходилось нанимать зарубежные частные охранные компании вроде известной Academi, бывшей Blackwater, для обеспечения своей безопасности, что имело свои минусы.

Китайские ЧВК в роли bodyguard

Имея китайскую охрану, компания получает большую гарантию в защите соотечественников при чрезвычайных ситуациях. Определенную роль, помимо финансовых выгод, играют и особенности культуры, языка и менталитета. Невозможность избежать сложные ситуации для китайцев будет означать потерю лица. К тому же китайцев теперь учат те самые западные специалисты, например, основатель Blackwater Эрик Принц.

Общий объем рынка китайских ЧВК около 10 миллиардов долларов в год. Там работает только 20 компаний, а общая численность контрактного персонала за пределами страны более трех тысяч человек. У роста популярности китайских ЧВК есть и демографические причины. В стране около двадцати процентов выпускников вузов в возрасте от 21 до 25 лет не могут найти работу по специальности, рост китайской экономики замедлившийся в последние годы не позволяет обеспечить всех желающих квалифицированным трудом внутри страны, поэтому некоторые крепкие молодые люди предпочитают строить карьеру в подобных охранных учреждениях. Их статус ниже чем у бойцов народной вооруженной милиции, но их используют даже для охраны полицейских участков в наиболее опасных провинциях, например, в Синцзянь-Уйгурском автономном районе.

Впрочем, китайские ЧВК не везде принимают радушно. В 2015 году китайская государственная компания China Overseas Holdings получила от пакистанского правительства в аренду на 43 года участок в сто пятьдесят два гектара в порту Гвадар в Аравийском море. Это конечный пункт китайско-пакистанского экономического коридора, который начинается в западной провинций КНР. Таким намерением воспротивился министр планирования, реформ и развития Пакистана Аксон Икбал. Он заявил, что присутствие китайских охранных компаний Пакистану нежелательно, потому что может возникнуть напряженность между ними и местным населением. Предпочтительнее чтобы безопасностью занимались пакистанцы.

Недоверие к китайским ЧВК питают не только в Пакистане, а при отсутствии грамотной работы с населением подобные настроения будут мешать китайцам занять существенную долю на рынке охранных услуг за границей. Многих беспокоит банальный расизм обычных китайцев. К тому же некоторые наблюдатели опасаются, что там, где сегодня появляется база ЧВК, завтра может возникнуть опорный пункт китайской армии, ведь китайские ЧВК это не совсем частные компании в привычном смысле этого слова. Китай – это жестко централизованное государство, и вряд ли какие-то частные китайские компании вот просто так бы взяли и вышли на внешний рынок без одобрения и согласования с министерством государственной безопасности китайской народной республики. В итоге коммунистическая партия вполне может при желании повлиять на гордых сынов китайской нации, и они могут начать выполнять приказы не своих командиров, а коммунистических вождей из Пекина.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here