Ни односторонние санкции США, ни финансовая мощь Саудовской Аравии не смогли повлиять на позицию Ирана в Центральной Азии

Руководство Саудовской Аравии не было готово к столь решительным действиям властей Таджикистана, давшим добро на переоборудование самой большой мечети Худжанда, второго по величине города республики, в кинотеатр. В последнее время религиозная политика молодой мусульманской республики вызывает беспокойство королевства, позиционирующего себя как центр исламского мира.


Здание бывшей мечети Нури Ислом

В стране за последние три года было закрыто порядка 2000 мечетей, большое количество имамов лишилось права заниматься религиозной деятельностью. В республике начали негативно относится к внешним атрибутам верующего мусульманина таким, как борода у мужчин, и хиджаб у женщин. Имамы произносят проповеди, восхваляющие президента Эмомали Рахмона, которые были одобрены властями, усиливая, таким образом, его попытки обосновать свои действия. Большие мечети оборудованы камерами наблюдения, чтобы священнослужители придерживались своих текстов. Кроме того, в прошлом месяце было арестовано более ста мусульманских священнослужителей и учителей, многие из которых были обвинены за членство в организации «Братья мусульмане» (запрещена в Таджикистане).
Несмотря на общее негодование, арест «Братьев-мусульман» без сомнения, порадует саудовских лидеров, так как организация имеет контакты с политическим и военным руководством Ирана. Более того, стороны договорились о необходимости сплотиться для более активного участия в йеменском конфликте, чтобы противодействовать общему врагу — Саудовской Аравии.
Исламская республика Иран и Королевство Саудовская Аравия – два полюса мусульманского мира, первый оплот шиизма, второе же – суннизма. Оба государства параллельно с налаживанием политических и экономических контактов с молодыми республиками бывшего Советского Союза, активным образом занимались экспортом соей религиозной идеологии в регион.
В 2015 году отношения Тегерана и Душанбе испортились. Правительство исламской республики потребовал резко выплатить имеющийся у Таджикистана долг из-за пособничества бизнесменам, обвиненным в мошенничестве в Иране. В свою очередь, таджикское руководство было недовольно контактами духовного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи с лидером ПИВТ, оппозиционной партии, запрещенной в РТ. Кроме того, Таджикистан обвинил Иран в причастности к убийству таджикских общественных и политических деятелей, а также 20 российских офицеров во время гражданской войны 1990-х годов. Помимо заморозки дипломатических, политических контактов, Иран приостановил финансовые потоки в республику. Таджикские же власти закрыли иранский торговый и культурный центр в Худжанде и помогли заблокировать заявку Ирана на членство в Шанхайской организации сотрудничества (Иран является наблюдателем в ШОС).
Разногласие между Тегераном и Душанбе сыграло на руку саудовским властям. КСА с 2015 года активно взялось за финансовую поддержку Таджикистана. Саудовская Аравия обязалась вкладывать деньги в инфраструктурные проекты, такие как Рогунская ГЭС и шоссе в восточном Таджикистане, а также в образование, параллельно экспортируя в республику идеологию. Тем не менее, нынешняя ситуация для королевства складывается не наилучшим образом.
На смену практически пяти годам напряженности пришла оттепель. В основе устранения разногласий лежит тот факт, что не имеющий выхода к морю Таджикистан, как и его сосед, Узбекистан, нуждается в доступе к иранским портам. Параллельно с ростом значимости торговых путей Ирана для стран Центральной Азии, увеличивается роль Исламской Республики в продвижении экономической инициативы Пекина «Пояс и Путь».

Что в дальнейшем может способствовать постепенному переходу Ирана из статуса наблюдателя в ШОС в постоянные члены организации.
Иран также стал жизненно важным узлом для узбекского экспорта и импорта. Указ Мирзиёева в отношении транспортной инфраструктуры, изданный в конце 2017, определил в качестве ключевых Узбекистан-Туркменистан-Иран-Оман, Китай-Кыргызстан-Узбекистан и еще три трансафганских коридора. В качестве отправной точки три афганских коридора используют железнодорожную линию, соединяющую узбекский Термез и афганский Мазари-Шариф. Узбекские планы предусматривают расширение железнодорожной линии до Герата, откуда она будет разветвляться до иранского порта Бандар-Аббас, Чахбехар и города Базарган на ирано-турецкой границе.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here