Русские переселенцы на Тюб-Карагане

26-28 октября 2017 года в Астрахани проходили Астраханские Петровские чтения, завершением которых стала международная научная конференция «Россия — Астрахань — Восток: интегральное взаимодействие», приуроченная к 300-летию образования Астраханской губернии, в ходе которой по средством видео-моста был заслушан доклад журналиста газеты «Огни Мангистау» Александра Покатилова на тему «Русские переселенцы на Тюб-Карагане. Забытые страницы истории».

Открытие конференции состоялось в актовом зале главного корпуса Астраханского государственного университета. С приветственным словом к участникам конференции выступили заместитель председателя правительства Астраханской области – министр культуры и туризма Астраханской области Галина Зотеева, первый заместитель председателя Думы Астраханской области Ирина Родненко, почетные гости конференции руководитель института Петра Великого, директор Фонда имени Д.С. Лихачева Александр Кобак и доктор исторических наук, заведующий кафедрой истории и археологии Саратовского национального исследовательского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского Сергей Мезин.

Работа конференции проходила на нескольких тематических сессиях. Сессии «Петровские города: историческая самоидентификация, интеграция, миграция» и «Историко-культурное наследие Нижнего Поволжья: изучение, сохранение, трансляция» прошли в краеведческом музее.

В работе конференции приняли участие более 800 человек из Венгрии, Азербайджана, Казахстана, США и десяти регионов Российской Федерации.

… Стоит напомнить нашим читателям, что в прошлом году исполнилось 170 лет со дня основания города Форт-Шевченко, история которого начиналась с Новопетровского укрепления. Но между тем, освоение сурового пустынного края начиналось еще за долго до сооружения укрепления. Об этом и многом другом и было изложено в докладе члена Союза журналистов Казахстана, главного редактора информационного агентства Infopole, обозревателя международного информационно-аналитического журнала «Вектор Каспия» и нашего коллеги Александра Покатилова.

Фото сайта «Огни Мангистау» — главный редактор Бутырина Наталья Григорьевна.

Начало русского освоения Мангышлака

Тюленьи острова в Каспийском море, и именно на них в 1667-68 годах находилось фактически первое русское поселение в этих краях – база, натуральное пиратское логово мятежных казаков Степана Разина, и там настигнутых в итоге стрельцами.

Позже на островах, а может и на побережье, не раз бывали охотники за тюленем, а первая попытка экспансии случилась 1716 году, когда русские военные основали на пустынном берегу Крепость Святого Петра, прикрывавшую тылы военного похода Бековича-Черкасского, в итоге сгинувшего в Хивинском ханстве.
В те времена выбирались наиболее оптимальные маршруты и способы сообщения, которые были особо важны для наиболее быстрого и удобного продвижения войск к границам Хивы и других среднеазиатских государств и для строительства русских крепостей по ходу продвижения русских войск.

Дерзкий проект Петра

Россия издавна стремилась установить торговые связи со странами Востока. Еще Петр I хотел найти пути в Индию через Хиву, Бухару, Персию, соединить Амударью с Каспийским морем, охватить военными укреплениями восточное побережье Каспийского моря, важного для торговли и распространения влияния России на Персию и Северный Кавказ. Он намеревался создать торговые компании в прикаспийских странах с центром в Астрахани.

Одним из ближайших помощников Петра I был Александр Бекович-Черкасский (родственник кабардинских князей Черкасских), прочно вошедший в историю русской и мировой картографии как автор первой научной карты Каспийского моря. Именно он сыграл немаловажную роль в освоении мангышлакских земель.
Петр I располагал информацией, что прикаспийские страны богаты различными полезными ископаемыми. Знал он и о золотых россыпях на реке Амударье. Петр намеревался сделать Россию посредницей в торговых делах между Востоком и Европой.

  Новые горизонты реформ в ВС Грузии

Царь Петр поручил Александру Бековичу-Черкасскому выполнение дерзкого проекта. 18 апреля 1715 началась первая морская экспедиция, вышедшая в Каспийское море на 20 бригантинах. 4 сентября 1716 года началась вторая морская экспедиция, целью которой стала закладка крепостей на Каспии. Бекович-Черкасский заложил три укрепления на Каспии, в том числе у Гызылсу. Первой была заложена крепость на мысе Тюб-Караган, названная крепостью «Святого Петра». Затем экспедиция прошла на 120 км на юг, достигла залива названного «Александр-бай» в честь Черкасского. Здесь заложили крепость Александровскую. 20 октября 1716 прибыли к Красноводскому заливу и там «зачали крепость».

Восточное побережье Каспия и, в частности, Мангышлак, еще с 1820 г. рассматривались как возможный транзитный пункт из России в Хиву и Бухару. Кавказский наместник генерал Ермолов считал важным постройку в районе Мангышлака крепости с удобной бухтой, считая, что «со временем к этой пристани «обратятся» бухарские караваны, идущие через Хивинское ханство. Таким образом, наполовину сократится дорога до Астрахани, и ликвидируется угроза нападений, от которых «иногда погибают целые караваны».

В 1834 году появилась Новоалександровская крепость на мелководном заливе Мёртвый Култук, но местоположение её было, мягко говоря, не слишком удачным.

После долгих перипетий с выбором места и неудачным строительством ряда крепостей на восточном берегу Каспийского моря, в 1846 г. на Мангышлаке, на мысе Тюб-Караган, было основано Новопетровское укрепление. Затем появилась Александровская слобода. В 1857 году укрепление было повышено в статусе и переименовано в Форт-Александровск. Центром городка оставалась крепость на горе Курган-Тас, где была православная церковь; у подножья стояли мечеть и армянский храм. К Форту прилагался порт, возникшая на год позже него Никольская станица, до середины ХХ века остававшаяся единственными воротами во внешний мир. Стоит подчеркнуть, что до Октябрьской революции на полуострове было лишь одно настоящее поселение – Николаевское, созданное в 1845 году по специальному правительственному указу как рыбацкий поселок на государственных субсидиях.

В 1868 году было учреждено Мангышлакское приставство (с 1881 года — уезд), и Форт, за отсутствием других городов, сделался его центром, крошечным военным поселением на краю жившей своей жизнью пустыни. Лишь в 1899 году он получил статус города, и представлял собой тогда весьма странную сущность. Жило здесь около 900 человек, из которых 20% составляли русские, 10% – поляки и литовцы (попавшие туда, как и Тарас Григорьевич, на службу, фактически бывшую разновидностью ссылки), 20% – казахи, а крупнейшей общиной – около 1/3 населения – оставались и вовсе туркмены, ведь Мангышлакский уезд входил в Закаспийскую область с центром в Ашхабаде.

Астраханцы – на мангышлакской земле

В 1850 г. Новопетровское укрепление представляло собой крепость с тремя оборонными башнями, 26 орудиями, 6 мортирами, гарнизоном из 723 человек. При крепости состояли 2 морских с палубами косовых судна для сообщения с Астраханью и Гурьевом.

  Сложности межпарламентского диалога

Связь укрепления с внешним миром осуществлялось только морским путём в период навигации.

Астрахань являлась основным пунктом сообщения с центром России и источником снабжения укрепления. Немало выходцев из Астрахани составляли его военное и гражданское население.

Как известно, одним из главных богатств Каспийского моря, безусловно, является рыба. И по побережью, в том числе и на Мангышлаке, издавна люди занимались рыболовством. Но документально зафиксированная история рыболовства началась на восточном берегу Каспия в первой половине 17 века, когда астраханский рыбопромышленник Гурий Назаров получил разрешение от московского правителя на использование рыболовных угодий рек Яика и Эмбы. С этого времени началось освоение восточно-каспийских рыбных промыслов.

В то время в крепости была расквартирована Астраханская подвижная инвалидная команда.

Священником местной Петропавловской войсковой церкви был выпускник Астраханской духовной семинарии, происходивший из астраханского духовенства Никанор Ильич Малиновский, жена которого Анна Ивановна являлась дочерью настоятеля Астраханского Успенского кафедрального собора протоиерея Иоанна Павлинова.

Здесь же проживала семья поверенного Астраханского акцизного управления Константина Николаевича Зигмунтовского.
У западных стен крепости под горой раскинулась торговая слобода из семей астраханских армян и, располагался местный базар.
Неоднократно приставал к берегам Мангышлака астраханский пароход «Тарки», осуществлявший почтовое сообщение вдоль Восточного Каспия, команду которого возглавлял капитан-лейтенант Николай Николаевич Машин.

Русское военное кладбище

Первые документальные упоминания о русском военном кладбище на Мангышлаке датируются 1850-52 гг. Отбывавший ссылку в форту Александровском поэт, писатель и художник Тарас Григорьевич Шевченко также впервые запечатлел на своих рисунках это скорбное место с первыми могилами русских солдат из крепости.

На кладбище хоронят и сегодня. Хоронят последних живущих и умирающих здесь в Баутино и Форту-Шевченко потомков российских, русских солдат, офицеров, гражданских поселенцев прибывших в далекое время осваивать и обживать этот край.

Кладбище русских военных расположено за возвышенностью, на которой был основан Форт-Александровский. Погост обнесён каменным забором, есть калитка…

Сегодня точное количество захоронений на этом месте не известно. Здесь есть разные могилы. Свое последние пристанище на этом месте нашли как солдаты и офицеры, казаки из военного укрепления, так и гражданские жители форта и станицы Николаевской.

Военный погост стал международным местом скорби. Здесь есть русские, армянские, еврейские и другие могилы. После первой мировой войны на Мангышлаке оказались военнопленные австрийцы, которые также захоронены здесь.

На месте братской могилы 130 австрийских военных на русском военном кладбище в Форту-Шевченко установлен монумент. Год назад на памятные мероприятия в честь похороненных здесь австрийских военных на русское военное кладбище прибыла обширная австрийская делегация во главе с послом Австрии в Казахстане. На месте захоронения состоялся траурный митинг, с речью выступил глава австрийской дипломатии в РК, католическим священником была отслужена траурная поминальная месса…

В местном этнографическом музее не нашлось каких-либо документов о похороненных на русском военном кладбище российских солдатах и офицерах времен основания форта. Сегодня архивные документы о захоронениях этого русского военного кладбища, возможно, находятся в архивах Оренбурга, Тбилиси, Москвы, Санкт-Петербурга …

  Ревность Еревана не знает границ

Христианская история

Во времена походов Бековича-Черкасского существовали так сказать походные церкви. Потом появилось несколько церквей стационарных – на островах, включая Тюленьи. Позднее была сооружена крепостная церковь Петра и Павла, непосредственно в Форту-Александровском. Сначала она была деревянной, а со временем – построена из обожженного кирпича, привезенного из Астрахани.

В начале 80-х гг. XIX века поселяне станицы Николаевской из-за трудностей посещать церковь в крепости, в особенности старикам и детям, решили построить храм в станице. Построение храма на Мангышлаке – дело, безусловно, благородное, но трудноосуществимое, так как средства для этого необходимы были немалые.

Один из поселян – Захар Кузьмич Дубский, предложил николаевцам осуществить идею создания храма, собрав вместе необходимые средства. Все охотно откликнулись. Половина средств была вложена самим Захаром Дубским и его родственниками. И к 1883-ему году был собран капитал в 3500 рублей. Но собранных средств было недостаточно для строительства храма.

Известно, что если ты стремишься к цели, то на помощь приходит случай. Однажды Дубский узнал о том, что в станице Городофортинской Астраханской губернии строится каменная церковь, а бывшая деревянная церквушка, почти новая, продается.

Ее разобрали и переправили морем в разобранном виде в станицу. В 1884 году церковь была собрана и отделана. Священником был назначен отец Василий Логвинович. Ему и было поручено освятить церковь во имя спасителя и Чудотворца Николая. 30 ноября 1884 года освящение состоялось. Так возник Николаевский приход в станице Николаевской, вблизи Форта-Александровского Закаспийской области. Николай Чудотворец, или Николай Угодник, с тех пор стал покровителем российских поселенцев в Баутино. Это был первый храм за пределами крепости.

Сегодня от этого святого места осталось столетнее дерево, в тени которого укрывались прихожане в молитве. В настоящее время столетнее дерево слышит лишь шум ветра, молитвы не слышно давно.

А ведь многие годы православный храм служил ориентиром для моряков и гостей края. Сегодня от православной церкви нет и следа. А вот белоснежная Армянская часовня, построенная астраханскими купцами в 1893 году к 20-летию покорения Хивы — стоит.

P.S. В ходе научной конференции было озвучено множество докладов на темы: «Петровские города: историческая самоидентификация, интеграция, миграции», «Историко-культурное наследие Нижнего Поволжья: изучение, сохранение, трансляция», «Астрахань – Кавказ: геополитические проблемы Юга России в историческом контексте», «Южно-российский фронтир и пограничье», «Каспийский регион: межэтническое разнообразие и взаимодействие», «Стратегические направления развития экономики Юга России», «Астраханское казачество: двести лет на службе Отечества».
Состоялся круглый стол и телемост с представителями прикаспийских государств на тему «От Волги до Каспия: изменения окружающей среды и техногенез».
А также прошел международный круглый стол – видеомост: «Каспийский регион: межэтническое разнообразие и взаимодействие» (девятое заседание Каспийского экспертного клуба), в рамках международной научной конференции: «Астраханские Петровские чтения. Россия – Астрахань – Восток: интегральное взаимодействие» (к 300-летию образования Астраханской губернии).

Геннадий ВОЛЬСКИЙ

Александр Покатилов

Автор 

Главный редактор информационного агентства Infopole, обозреватель международного информационно-аналитического журнала «Вектор Каспия»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *