Можно ли латышу ругать Латвию: о чем писали латышские СМИ

«Что, черт возьми, происходит?» — так спросили бы о нынешнем состоянии дел в Латвии латышские стрелки. Почему Рига отстает в развитии от Таллина и Вильнюса? И другие темы, волновавшие аудиторию латышских СМИ.

Недавно известный в Латвии фотограф Валтс Клейнс взбудоражил латышскую общественность, заявив на своей страничке в Facebook (под ником Jekabs Kleins), что жизнь в Латвии — тоска беспросветная, и ему самому нечего терять кроме своего жалкого существования. «Никогда еще не доводилось видеть настолько жалкое существование, в котором столько патриотизма и отчаяния», — написал он.

Не удивительно, что фотохудожника цитировали и смаковали многие СМИ (вот видите, наконец-то и латыши это поняли). В тоже самое время в его адрес звучали и дежурные обвинения в том, что он льет воду на гибридную мельницу Москвы, повторяя кремлевскую присказку о том, что Латвия — неудавшееся государство. Газета Latvijas Avīze решила допросить оратора — что он имел ввиду на самом деле?

Как признает художник, он сам не ожидал такого большого отклика на свои скорбные мысли. Но на самом деле русскоязычные СМИ подали его слова так, как им было выгодно.

«Однако сам я им ничего не могу предъявить, таков мировой дуализм», — философски констатировал Клейнс, пояснив, что манипуляция сегодня стала неотъемлемой частью нашей жизни.

Отвечая на упрек журналиста в том, что это и есть настоящая манипуляция, ведь ложью в чистом виде сейчас уже никто не пользуется, Клейнс сказал: «Мы непрестанно манипулируем – в бизнесе, в отношениях… каждый день. Повсюду используется интерпретация. Русские журналисты готовят свое блюдо, используют ингредиенты, которые подходят их идеологии, чтобы блюдо на запах и на вкус было таким, каким они его задумали».

  Аугулис о сотрудничестве с Россией: хлеба с колбасой хочется всем

Но самая большая бессмыслица для автора — объяснять свои слова. Если их не поняли с самого начала, то их интерпретация только все усложнит.

Валтс Клейнс называет эти слова своего рода провокацией и считает, что на них лучше даже не реагировать.

Что же надо делать, чтобы спасти Латвию? Клейнс согласен, что в принципе страна живет неплохо. Однако латышей зовут к демократическим идеалам, но в реальности они переживают нечто совсем иное. Существует огромная пропасть между богатыми и бедными, между нищетой и расточительством.

«Вопрос — или мы сами себя обманываем, или это система нас обманывает в том, что это — демократическое и братское общество. Я думаю, что нашим обществом правят очень примитивные инстинкты. Да, нас объединяют символы: красно-бело-красный флаг, герб, гимн, но в самом деле каждый за себя. Общее благо всегда менее ценно, чем частное. Читая новости про коррупцию, про повышение зарплат чиновников, мы видим большое различие между миром власти и гражданами», — заключает фотограф.

Не намного оптимистичнее было выступление публициста Арно Юндзе в Neatkarīga Rīta Avīze. Для него он выбрал праздничную пору, дни, когда государство отмечает времена борьбы за независимость, чтобы дать своеобразный отчет латышским стрелкам, многие из которых отдали за нее свои молодые жизни.

«Все это я пишу, глядя на старые фотографии. С них на меня смотрят бедные латышские парни, не всегда сытые, но гордые и дерзкие, потому что решились сражаться не на жизнь, а на смерть за свое еще не родившееся государство, — пишет Юндзе. — Их тени, как духи предков сейчас, наверное, все еще бродят по пустым домам обезлюдевших районов. И вопросов у них может появиться много. Самый первый — что, черт возьми, тут на самом деле происходит. Почему места, где еще недавно были школы, почта и жизнь, пустуют?»

  Год Латвии в ОЭСР: банки потеряли 4 миллиарда евро

Тему депопуляции Латвии продолжает новость о том, что Сейм принял закон, благодаря которому впредь в качестве общественного транспорта в малонаселенных районах можно будет использовать легковые авто. Автобусы перевозчикам больше невыгодны.

«Надеюсь, это решение не из серии — конец близок, в пустынных районах перевозка пассажиров ложится на плечи самих пассажиров. Уже сейчас я иной раз с ужасом наблюдаю, как женщины пенсионного возраста ездят 10 километров на велосипеде в магазин.

Автору ясно, что никто никогда ни за что не ответит. Ведь в тот время, думая о перспективе, ремонтировать школы казалось логичным. Нелогично то, что происходит сегодня. По-прежнему у руководства нет идей о том, что делать дальше в своей стране.

«До тех пор, пока мы будем поносить друг друга, искать козлов отпущения на манер «прогоним Аболтиню», развития не будет, а в один прекрасный день действительно может случиться, что уйдет последний поезд», — предупреждает публицист.

Dienas Bizness публикует интервью с социальным антропологом и урбанистом Виестурсом Целминьшем. «В ближайшее время именно левый берег будет новым центром Риги, — прогнозирует он. — Здесь будут 30 000 студентов, являющихся знаниями и талантами, создающими добавленную стоимость и экономику, основанную на знаниях».

  Отпуск-2017: где проводят лето жители Эстонии

Целминьш предлагает обратить больше внимания на так называемые «спальные» районы, где живет 80% населения Риги. «Живущие в этих районах не деклассированные, это просто обычные люди», — полагает он. Форсированная индустриализация Риги вызвала к жизни появление жилых кварталов 60–80–х годов.

«Так что многое надо сделать, чтобы в этих районах улучшить качество жизни». В целом же ученый рассматривает столицу Латвии «как центр конференций, так и финансовых услуг в регионе Балтийского моря». «Пардуагава может стать одним из центров знаний всего региона, который будет одним из прогрессивнейших в Балтии».

Коснулся эксперт и темы о том, почему в своем развитии латвийская столица уступает Таллину и Вильнюсу (об этом свидетельствует исследование ОЭСР).

Проще говоря, слабость функциональной целостности Риги заключается в том, что люди живут слишком далеко от рабочих мест и социальных услуг. За последние десять лет количество автомобилей в столице выросло на 60%, и половина из них в будни едет в Ригу из пригородов, тогда как дорожная инфраструктура за это время существенно не расширилась. Такая нагрузка оказывает негативное влияние на качество жизни горожан (шум, выбросы, пробки, и т. д.). Другая ситуация была бы, если бы из Рижского региона в столицу курсировал удобный и быстрый общественный транспорт.

Иначе люди тратят время, сидя в пробках. Это время, когда они и не работают, и не отдыхают. Еще одна важная проблема — люди работают в Риге, используют ее инфраструктуру, а налоги платят в другом месте. Это означает, что Рига должна обеспечивать инфраструктуру для большого количества человек, но ее налоговые поступления падают.

https://ru.sputniknewslv.com/Latvia/20171118/6493992/mozhno-li-latyshu-rugat-latviju-o-chem-pisali-latyshskie-smi.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *