Государство стремится исправить свои ошибки. Министерство иностранных дел рассматривает вопрос возвращения на родину таджикских семей оказавшихся в трудной ситуации на территории Сирии.

Каждый раз, когда в новостной ленте натыкаюсь на сообщения о том, что правительство решило помочь гражданам оказавшимся в нелегком положении на территории Сирии, Ирака или Афганистане, меня непроизвольно накрывает буря эмоций, причем достаточно противоречивых. Что-то из разряда классического приема из американских мультфильмов: на одно плече мини ангелок расплывается от умиления, а на другом кипящий от злости и негодования бесенок. В этот раз тоже самое.

Министр иностранных дел Таджикистана Сироджиддин Мухриддин  сообщил в ходе пресс-конфереции журналистам: «Около 500 граждан Таджикистана находятся в лагерях на территории Сирии. Порядка 286 из них составляют женщины и дети, которые готовы вернуться на родину. И мы сделаем все возможное, чтобы им помочь».

Согласен с тем, что ни в коем случае нельзя отказывать в помощи нуждающимся. Но каждый раз задаюсь вопросом: «Как вы там оказались? И что вы там забыли?» Естественно, это не относится к детям. В данной ситуации, дети становятся заложниками ситуации. С детскими правами у нас вообще все плохо. Но это уже немного друга история. А вот что касается женщин, они же делают этот шаг осознанно. Сами принимают решение ехать за свои мужем, который решил примкнуть к террористической ячейке, или просто уезжают в Сирию или Ирак в  поисках «счастья». Неслучайно поставил «счастье» в кавычки, у каждого оно свое, пусть даже настолько извращенное. Есть и исключения, когда женщины также, как и дети,   становятся жертвами обстоятельств, но их меньшинство. Возникает дилемма: государству нужно помогать вернуться на родину обеим категориям женщин? Если вторая категория женщин не представляет особой угрозы для общества, то вот с первой дела обстоят совершенно другим образом. Спорный вопрос. Да и на глаз их не определишь, а отказать в помощи женщине да еще и с детьми на руках не комильфо. Вот и получается, что в страну возвращаются те, кто и не собирался раскаиваться в совершенном проступке. Более того, вернувшись из лагеря террористов и пропитавшись с ног до головы их идеологией, они начинают ее продвигать у себя на родине. Возникает желание отправить их обратно, от куда пришли, и больше не иметь с такими общих дел.

Если ум слеп, что пользы в зрячих глазах

Женщины любых возрастов и социального положения в настоящее время частно становятся объектом манипуляции различных террористических группировок. Как показывает практика самая уязвимая категория – это молодые женщины в возрасте от 16 до 25 лет, так как имеют доступ к большему количеству социальных медиа.

Кроме того, эволюционируют методы и формы вербовки террористов. В исследовании Европола от 2019 года говорится о новых успехах пропагандистской кампании ИГИЛ (запрещенная в Таджикистане террористическая организация), который кроется в их «особенном подходе к женщинам», несвойственном для других террористических группировок, придерживающихся принципов исламского фундаментализма.

«ИГ каким-то образом сохранили традиционную роль, отведенную женщине, но в то же время пошли на некоторые послабления и расширили их роль в рамках группировки».

Несмотря на то, что предпочтительным характером женского джихада остаётся роль матери и верной жены, которая мотивирует мужа и прививает своим детям любовь к джихаду, игиловцы шагнули вперед, предоставив возможность женщинам самореализоваться в таких областях, как здравоохранение и образование; дали добро на совместное с мужчинами участие в деятельности моральной полиции, даже разрешили работать в СМИ. Игиловцам удалось добиться того, что зачастую в роли активных пропагандистов выступают сами женщины.

Материалы, распространяемые ИГ, в своем большинстве нейтральны в гендерном отношении, а пропаганда одинокого взывает к эмоциональной составляющей, как мужчин, так и женщин. Таким образом, женщины-джихадисты, как и мужчины, ощущают на себе причастность к общему делу создания единого  исламского государства. Игиловцы не стали открыто призывать женщин взяться за оружие, тем не менее, постоянно подчеркивается их исключительность и незаменимость во время оборонительной войны. Для этого ИГ разрешило женщинам свободно передвигаться по территории так называемого халифата без сопровождения мужчин.

 Работа над ошибками

Вся эта ситуация с возвращением на родину граждан, ранее примкнувшим к игиловцам, выглядит, как попытка государства исправить свои «проколы» в национальной политике. Не доглядели, не предвидели, вовремя не отреагировали  — вот и полниться террористический стан таджикскими девушками и женщинами.

Сказать, государство оставляет без внимания этот вопрос язык не повернется. Но получается, что принятых мер либо не хватает, либо они не эффективны и их стоит пересмотреть. Сделать упор не на тотальном запрете всего и ужесточении тотального контроля, а на разъяснении проблем и планомерной работе с молодежью. Согласитесь, что процесс возвращения таких граждан к нормальной (с точки зрения большинства) жизни достаточно энергозатратен – научить проще, чем переучивать. Да и никто не ручается в том, что их удастся вернуть к прежней жизни. Рецидивы случаются намного чаще, чем вы могли бы подумать.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here