В настоящее время нарастающие дипломатические разногласия между Китаем и США все отчетливее ощущают на себе страны Азии.

После подписания договора о полном выводе войск США из Афганистана Пекин и Вашингтон начали жесткую борьбу за потенциальные новые торговые и энергетические коридоры, проходящие через Афганистан и связывающие Центральную Азию с Южной Азией, а также богатым нефтью Ближним Востоком.

Китай близок к заключению с Ираном 25-летнего соглашения о стратегическом сотрудничестве, сумма которого (по крайней мере на бумаге) превышает даже сумму проекта Китайско-пакистанского экономического коридора (КПЭК) на $60 млрд., который на сегодняшний день является крупнейшей программой инициативы «Один пояс и один путь».

В мае США проинформировали Китай и Индию, что готовы выступить посредником для разрешения китайско-индийского спора о принадлежности горных территорий на границе двух стран (спор между двумя крупнейшими ядерными державами Азии вполне вероятно вызывает опасения у Вашингтона). Однако взаимодействие США по дипломатической линии и линии безопасности склонилось именно в сторону Индии, когда Индия начала рассматривать возможность присоединения к альянсу с Японией, Австралией и США против все более агрессивной экспансии Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

В начале июля специальный представитель США в Афганистане Залмай Халилзад и исполнительный директор американской финансовой корпорации международного развития Адам Болер, в серии встреч с министрами иностранных дел Пакистана, Афганистана и пяти центральноазиатских республик, а также переговорщиками движения «Талибан», дали понять, что Вашингтон, являясь главным источником финансирования страны, намерен оставаться главным геополитическим игроком в Афганистане.

Кроме того, Китай (после достигнутого недавно соглашения) уже предпринимает меры по восстановлению железнодорожной сети Пакистана.

В то же время в Ташкенте Халилзад предложил проспонсировать проект железной дороги из Узбекистана через Афганистан в Пакистан (в перспективе до Индии). Он также в очередной раз обусдил проекты по экспорту энергии, в частности, проект строительства газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ).

Туркменистан является крупнейшим и единственным эскпортером природного газа для Китая. В 2019 году газ из Туркменистана составил 27 % от общего объема китайского импорта. Пекин, в свою очередь, выразил заинтересованность в присоединении к ТАПИ, но Вашингтон, начавший реализацию проекта в 90-х годах, не согласился.

Китай также рассматривает расширение КПЭК в Афганистан, что может еще больше снизить перспективы Индии по увелчиению своего присутствия там.

Тем не менее не стоит забывать, что Афганистан уже давно является сферой влияния США, и какие-либо инициативы Китая в отношении Афганистана не будут восприняты американцами положительно. США также оказывают давление на Пакистан из-за его взаимодействия с Китаем в фокусе КПЭК и призывают к сотрудничеству в рамках американских планов развития в регионе, что подразумевает кооперацию Пакистана с его извечным врагом – Индией. Как бы то ни было, но премьер-министр Пакистана Имран Хан уже заявил, что КПЭК будет завершен «любой ценой».

Однако Пакистан решил не использовать платформу КПЭК для финансирования модернизации дорог, связывающих его национальную сеть автомагистралей с двумя пограничными переходами — в Чамане и Торкхеме, через которые осуществляется международная торговля с Афганистаном. Всемирный банк финансирует строительство новой автомагистрали из пакистанского города Пешавар через перевал Хайбер в Торхам в Афганистане. Далее магистраль соединит Торхам с Кабулом через Джелалабад.

Напряженность в отношениях между Пекином и Вашингтоном достигла апогея, и именно Пакистан испытывает все большее давление из-за китайско-американского соперничества.

Необходимо напомнить, что ранее Китай считал выгодными американо-пакистанские отношения, поскольку это означало, что Исламабад используя экономическую и военную поддержку США, является более сильным конкурентом для Индии. США, в свою очередь, рассматривали экономическую деятельность Китая в Пакистане (и КПЭК в том числе) как потенциально полезную и активно поощряли их инвестиции. Теперь ситуация изменилась.

Пакистан приветствует сближение китайско-иранских отношений, которые способствуют региональной стабильности и большей «экономической связности». Стремление Китая и Ирана к более тесным связям на фоне выгодного экономического сотрудничества и противостояния США со стороны обеих стран выглядит очевидным. Проигравшей стороной здесь опять становится Индия.

Сегодня в Азии американо-китайское соперничество выходит на первый план. Конкуренция Китая и США оказывает влияние на экономику всех зависимых и связанных с ними стран. В нынешних условиях развития региона особенно справедливым кажется утверждение о том, что усиление  позиций  одного  государства  влечет  за  собой  враждебность  другого.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here