Его нервы были натянуты: глава охраны о начале президентства Каримова

ТАШКЕНТ, 30 янв — Sputnik, Дильшода Рахматова. О том, каким руководителем и человеком был Ислам Каримов, как он действовал в критических ситуациях, чем заслужил уважение народа, корреспонденту Sputnik рассказал бывший глава службы безопасности первого президента Узбекистана в 1990-92 годах, а ныне полковник запаса Садулло Мухаммадкулов.

— Садулло ака, вы работали с Исламом Абдуганиевичем Каримовым в самые трудные для республики годы. Как тогда выстраивалась эта работа, по каким канонам и инструкциям?

Что касается Ислама Каримова, то с точки зрения обеспечения безопасности, в отличие от предыдущих руководителей, он был очень “неудобным” охраняемым. Например, став первым секретарем ЦК Узбекистана, Ислам Каримов из скромности отказался от сопровождения ГАИ и КГБ. В 1990 году его машину спереди сопровождал лишь один автомобиль ГАИ, а сзади ехали сотрудники на обычных ВАЗ-2106 без каких-либо опознавательных знаков.

После назначения нового руководства девятого управления КГБ (9-е управление занималось обеспечением личной безопасности первых лиц и руководителей высшего звена, — ред.) мы начали действовать по тем инструкциям и приказам, которые имелись на тот момент. Это не нравилось некоторым, но все понимали, что в случае чего мы будем отвечать, поэтому пришлось наводить порядок в существующей системе.

Из опытных телохранителей, которые работали с предыдущими руководителями, остался только один Хуршид Наджимитдинов, остальные — сплошь новички. Из-за сменного графика обучать их приходилось после работы. Постепенно были подготовлены опытные и квалифицированные кадры.

В этих реалиях нам приходилось особенно ответственно подходить к своей работе.

— При каких обстоятельствах вы лично познакомились с президентом?

— Наша первая встреча произошла в дни Нукусских событий зимой 1990 года, которые были организованы оппозицией и сепаратистскими группировками по инициативе и при непосредственном участии движении “Бирлик”. (В Каракалпакстане проходили митинги с требованием признать независимость этого региона, — ред.) В качестве руководителя телохранителей я вылетел раньше главы государства, чтобы ознакомился с обстановкой на месте и сообщить о прибытии переговорщиков от протестующих.

Каримов сначала встретился с руководителями и активистами от оппозиции в малом зале обкома, где выслушал их требования. У него была замечательная привычка: общаясь с большой аудиторией, он сначала слушал всех выступающих, записывал себе ключевые тезисы, а в конце произносил ответную речь.

На это Ислам Каримов сказал своему помощнику: “Товарищ Крайнов, готовьте необходимые документы, чтобы объявить Каракалпакстан независимой республикой в составе Узбекистана”. Повернувшись к народу, президент сказал: “С сегодняшнего дня объявляю Каракалпакстан не автономной, а независимой республикой”. Народ встретил это решение овациями. Так президент сумел решить острый вопрос и предотвратить кровопролитие.

  Парламентарии обсуждают законодательное противодействие наркотикам

Вечером, когда я вошел в гостиничный номер вместе с Каримовым, он спросил меня: “Вы кто?”. Я представился руководителем телохранителей и сообщил информацию о себе. Узнав о том, что я работал с Шарафом Рашидовым, он тут же спросил, какого я мнения об этом человеке.

“Что вы хотите услышать: что я думаю, или то, что нужно в таком случае говорить?”, — ответил я. Он с удивлением посмотрел на меня и после некоторой паузы сказал: “Говорите, что думаете”. Я рассказал про Шарафа Рашидова некоторые факты, о которых мало кто знал, затем добавил: “Рашидов стал жертвой той системы, которой он сам служил”. “Очень правильно сказали”, — заметил Каримов и поблагодарил за искренность.

— Каково было работать с Исламом Абдуганиевичем? В чем были особенности службы по сравнению, например, с Шарафом Рашидовым?

Мой новый статус предполагал непосредственное знакомство с семьей Каримова. Во время первой встречи с супругой президента Татьяной Акбаровной я выяснил для себя многие вопросы. От нее я узнал о привычках Ислама Абдуганичевича, его предпочтениях — что он любит, а что его может разозлить, о взаимоотношениях с родственниками и многое другое. Это помогло мне составить психологический портрет первого президента, что очень важно в нашей работе. Во время службы Татьяна Акбаровна помогала нам решить многие вопросы, связанные с обеспечением безопасности президента и членов его семьи.

— Как в те переломные годы Каримов выстраивал отношения между Ташкентом и Москвой?

— В тот период Ислам Каримов раньше других руководителей республик понял существующие сложности и проблемы управления. В 1990 году Каримов прилетел в Москву на очередную встречу глав республик в статусе президента Узбекистана. Примечательно, что он был избран президентом республики первым среди республиканских лидеров и спустя всего несколько дней после того, как президентом СССР стал сам Горбачев — в марте 1990 года. Это стало для многих неожиданностью. Михаил Горбачев даже заметил: “Что, теперь у нас будут 16 президентов?”, на что Каримов ответил”: Да, если нужно и больше будет”.

Некоторым руководителям не нравились сложные взаимоотношения Каримова с Москвой, его стремление решать острые политические и экономические проблемы. Например, чтобы избавиться от последствий событий в Фергане, Буке и Паркенте, а также для освобождения осужденных по злополучному “хлопковому делу” Каримов вел открытую борьбу с руководителями различных организаций в Москве. Разумеется, это могло угрожать его безопасности.

  Жээнбеков поручил ускорить делимитацию границ с Узбекистаном и Таджикистаном

Сложившиеся политические условия потребовали от нас создания в конце 1990 года первой в республиках СССР собственной Службы безопасности президента. Получить одобрение КГБ Союза было очень непросто, но в конечном счете это удалось. Во многом благодаря этому удалось обеспечить проведение избранного курса Ислама Каримова в тех непростых реалиях.

— Какая поездка с президентом вам запомнилась больше всего?

— Пожалуй, одна из самых судьбоносных и для Ислама Абдуганиевича, и для всей страны поездка случилась летом 1991 года. В июне меня досрочно вызвали из отпуска и поручили совместно с коллегами организовать визит Ислама Каримова в Индию — это была первая зарубежная командировка президента Узбекистана.

Перед правительственной рабочей группой, в которую входил и я, кроме организационных вопросов были поставлены и ряд задач по обеспечению безопасности главы республики. Самой большой проблемой оказалась организация встречи Каримова с премьер-министром Индии Нарасимхо Рао. МИД страны заявил, что Индия не будет принимать президента отдельной республики СССР, но в конечном итоге встреча все-таки состоялась.

Находясь в Индии, Каримов с сожалением говорил: “Если бы андижанцы и самаркандцы не изгнали Бабура из своей земли, все эти культурные памятники, построенные в Индии, появились бы в Узбекистане. От этого наш народ получил бы много моральных и материальных благ, увеличился бы престиж нашей страны”.

Особенно главу государства поразил тогда Тадж Махал, а посещение могил Махатмы Ганди, Индиры Ганди и Раджива Ганди и Неру оказали на него сильное духовное влияние.

Уже после всех встреч за 2 часа до вылета пришло сообщение о том, что в Москве ГКЧП взял власть в свои руки. Каримов потребовал немедленно организовать рейс в Ташкент, не дожидаясь запланированного срока.

Таким образом, окончание визита в Индию совпало с событиями, которые привели затем к провозглашению независимости Узбекистана. В течение 10 дней было подготовлено и проведено внеочередное заседание Верховного совета, а уже 31 августа 1991 года Каримов провозгласил 1 сентября Днем Независимости Узбекистана.

— Многие упрекают Каримова в излишней жесткости в решении конфликтных ситуаций. Насколько это оправдано, на ваш взгляд?

— Сегодня некоторые СМИ пытаются показать первого президента Узбекистана как жесткого руководителя, однако если взглянуть на события 1991 года, когда религиозные экстремисты устроили в Намангане массовые беспорядки, то можно понять, какими качествами обладал президент.

  В Узбекистане два бывших хокима получили министерские посты

Каримов отправился в этот регион вместе с тремя-четырьмя руководителями и всего двумя телохранителями, смело пришел на место, где собралась разгневанная толпа. Тогда он признал совершенные руководителями республики и правительством ошибки и извинился перед народом. Но видя в следующий раз преступления против народа и проявление религиозного экстремизма, он избрал уже другую стратегию и, на мой взгляд, поступил жестко, но справедливо.

Происходившие почти в то же время события в Таджикистане, Кыргызстане, Азербайджане, Армении и Украине доказывают, что Каримов принял правильное решение, что позволило уберечь страну от еще больших потрясений.

— Помимо обретения Узбекистаном независимости и сохранения стабильности в молодой республике, в чем вы еще видите заслуги первого президента?

— Ислам Каримов очень грамотно и взвешенно подходил к важным и непростым вопросам, которые возникали в тот переходный период. Президент детально проанализировав события в Фергане, Буке и Паркенте, пришел к выводу, что основной причиной конфликтов была нехватка земли и тяжелое экономическое положение населения, что провоцировало и социально-политический кризис.

Понимая это Каримов, не спрашивая разрешения у Москвы, распределил 400 тысяч гектаров земли между 2,5 миллионами семей для личного пользования. Если учесть, что за 70 лет советской власти в Узбекистане было выделено всего 300 тысяч гектаров для личного пользования, можно представить, какое значение имело это решение.

Ислам Каримов успешно решил и еще одну проблему: реорганизовал компартию Узбекистана, а не ликвидировав ее. Каримов создал Народную демократическую партию вместо компартии Узбекистана, тем самым одновременно оказав внимание партийцам и защитив от безработицы госслужащих различных уровней. Помимо политических и социально-экономических решений нельзя забывать и о культурном вкладе первого президента страны. Ислам Каримов многое сделал для того, чтобы открыть Узбекистан миру, показать его красоту и богатейшую историю. Первый президент провел грандиозные юбилеи исторических городов страны — Самарканда, Бухары, Хивы, Карши, Термеза и Шахрисабза, способствуя внесению десятков объектов ЮНЕСКО для их популяризации и сохранения. Он вновь обратил внимание общественности к великим людям прошлого, организовав торжества по случаю юбилея АмираТемура, Улугбека, Бобура, ибн Сины, Мотруди, Термизи, Исмоила Бухари и многих других выдающихся людей Востока, сделав Узбекистан одним из важных культурных и туристических центров. Я горжусь тем, что был рядом с президентом в самое трудное для него самого и для страны время.

http://ru.sputniknews-uz.com/politics/20180130/7382688/telohranitel-islama-karimova-on-byl-ochen-neudobnym-ohranyaemym.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *