Правозащитник: этот закон забирает у малоимущих возможность жить

ТАЛЛИНН, 31 янв — Sputnik, Светлана Бурцева. Утвержденная парламентом Эстонии 13 декабря 2017 года поправка к Кодексу об исполнительном производстве, не успев вступить в силу 9 января 2018 года, уже была взята на вооружение эстонскими судебными исполнителями в конце 2017 года.

Правозащитник Олег Гогин на своей странице в социальной сети опубликовал по этому поводу возмущенный пост. Как оказалось, в своей практике правозащитник уже многократно сталкивался со случаями преждевременного применения поправки судебными исполнителями.

Например, женщина-инвалид Ольга стала одной из первых жертв бесчеловечного, по словам правозащитника Олега Гогина, закона.

Уже в декабре 2017 года Ольга столкнулась с арестом судебным исполнителем 20% своего пособия. В акте ареста судебный исполнитель так и объявил, что пособие по нетрудоспособности, выплачиваемое должнику Кассой страхования по безработице, подлежит аресту, и ежемесячная вычитаемая сумма составит 10% от суммы пособия по нетрудоспособности.

 

 

Здесь надо отметить, что в ее отношении у судебного исполнителя имеются в работе два исполнительных производства. Естественно, по второму делу Ольга также получила письмо об аресте 10% своего пособия по нетрудоспособности. В сумме получились те самые 20%, оговоренные в поправке к Кодексу об исполнительном производстве.

В данном случае удалось договориться с судебным исполнителем о пересмотре дела и арест по одному из актов судебного исполнителя был снят уже 22 января 2018 года.

Не всегда, судя по представленным в Sputnik Эстония документам, судебный исполнитель укладывается в границы ареста 20% доходов должника. Как выяснилось, наличие в отношении должника сразу нескольких дел по исполнительному производству приводит к тому, что один человек может получить два акта, а возможно и более, ареста пособия по нетрудоспособности, как в случае с еще одной женщиной-инвалидом, где суммарный арест составляет уже 40%.

  Миллионер-прогульщик: журналисты разоблачили главу airBaltic

Судебные исполнители делают несколько актов ареста, в каждом из которых арестовывают по 20% дохода должника. Получается в итоге, если у должника два акта ареста по двум исполнительным делам, то арестовывается 40% пособия (или минимального дохода), если три акта – 60% и так далее.

Конечно, те, кто смотрят на ситуацию со стороны кредитора, зачастую оценивают вполне положительно поправки к Кодексу об исполнительном производстве. И Sputnik Эстония еще поделится с читателями этим мнением. Когда вопрос касается злостных неплательщиков, сознательно скрывающих свой реальный доход, трудно не согласиться с тем, что пора ужесточать меры по работе с должниками.

Однако правозащитник Гогин убежден, что долги могут возникать по очень разным причинам. Вовсе не обязательно, чтобы человек играл в казино, пил или был убежденным трутнем.

Кодекс об исполнительном производстве ущемляет права человека >>

Человек, например, может тяжело заболеть. От этого никто из нас не застрахован. Операция может стоить больших денег. Далеко не все операции обеспечивает медицинское страхование. А жить надо, и единственным выходом остается взять кредит. Человек берет в долг, рассчитывая, что по выздоровлении сможет вернуть деньги. Но случаются непредвиденные повороты в судьбе – банкротство предприятия-работодателя, кризис, развод – да мало ли что может кардинально изменить человеческую жизнь.

  На игле: на улице Ситси начались проблемы с наркоманами

Елена – мать-одиночка из небольшого эстонского городка. В докризисное время, когда и у Елены была вполне хорошая работа, она приобрела квартиру в кредит, чтобы обеспечить себе и ребенку нормальное человеческое жилье. И какое-то время все шло хорошо.

Но случилась беда – тяжелая болезнь Елены и последующий приговор врачей о полной нетрудоспособности. Кредит выплачивать уже не было возможности. В стране наступил кризис. Квартира была продана по требованию банка за цену гораздо ниже той, что Елена заплатила при покупке.

У женщины осталась задолженность перед банком, которую ей никто не собирается прощать. А пособие по нетрудоспособности, помогавшее хоть как-то сводить концы с концами, с начала текущего года оказалось дважды арестованным судебным исполнителем.

Обращение к судебному исполнителю о пересмотре решения об аресте немного снизило арестованную сумму –всего до 16%.

Sputnik Эстония уже писал о том, что прожиточный минимум в 140 евро, установленный бюджетом страны для определения пособия по бедности, фактически предназначены для мало-мальски сносного питания, чтобы не умереть.

Гогин убежден, если человек получает только пособие, как это происходит с инвалидами, или пенсию, как в случае со стариками, не имеющими возможности еще и подрабатывать, то попавших в статус должника людей новый закон или сведет в могилу из-за голода, или оставит без крыши над головой.

Расчеты очень просты: 140 евро представляют собой деньги на питание, а средние расходы на жилье, если у должника есть квартира, составляют 150-200 евро. Следовательно, 290-340 евро человеку необходимы в любом случае, чтобы выжить. Если у должника есть иждивенец, каковым считается ребенок, то расходы на него по закону составляют одну треть от минимальной зарплаты, то есть 166 евро. Следовательно, 456-506 евро необходимы, чтобы как-то сносно прожить с ребенком.

  Беспилотные автобусы создали в Таллинне "опасные ситуации"

Однако случай с Ольгой, например, показывает, что подобные расчеты никак не укладываются в рамки законов. Судебный исполнитель подверг аресту 20% от пособия по нетрудоспособности в 350 евро и собрался забирать ежемесячно 70 евро, оставляя женщине-инвалиду в лучшем случае 280 евро, что при оплате коммунальных услуг в 150 евро уже не обеспечивает ей прожиточного минимума.

Эпоха карточек паролей интернет-банка Swedbank заканчивается >>

Казалось бы, есть пособие от государства на такой случай — можно попросить местное управление назначить так называемое пособие по бедности, для которого и принят в бюджете эстонского государства ориентир в виде прожиточного минимума в 140 евро. Но казус заключается в том, что местное управление не берет в расчет арест дохода судебным исполнителем, а это значит, что Ольге или Елене при получении пособия по нетрудоспособности пособие по бедности не полагается.

Правозащитник считает, что расходы на жилье необходимо было учесть в любом случае. Если рассуждать, как это происходит сейчас — что человеку достаточно оставить 140 евро и 166 евро на ребенка, а остальные деньги подвергать аресту, — то должнику или придется идти жить на улицу, или голодать, чтобы сохранить жилье.

Скоряк: банки саботировали идею с предпринимательским счетом >>

Другую точку зрения на нововведение для судебных исполнителей читайте на портале Sputnik Эстония в ближайшее время.

https://ru.sputnik-news.ee/estonian_news/20180131/9083221/Pravozashchitnik-etot-zakon-zabirajet-maloimushhije-vozmozhnostj-zhitj.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *