Стратегия ИГИЛ во многих регионах мира похожа, а алгоритм действий лидеров бандформирований уже изучен властями разных стран. На Ближнем Востоке ИГИЛ пыталось дискредитировать правительства Сирии, Ирака и Саудовской Аравии. Например, Аль-Багдади обвинил королевскую семью Саудовской Аравии в «отступничестве», якобы за попытки секуляризации страны. Новобранцы ИГИЛ могут также применять ту же тактику делегитимизации правительства Таджикистана, изображая его марионеткой христиан и врагом ислама.

На данный момент, в борьбе за лидерство с «Аль-Каидой», ИГИЛ пытается дать понять глобальным сетям джихадистов, что оно остается мощной организацией, несмотря на потерю своих территорий в Сирии и Ираке. Как таковое, оно нацелено на то, чтобы вдохновлять отдельных лиц проводить операции в странах, которые в прошлом не были целями ИГИЛ, и Таджикистан, вероятно, останется на радаре группировки для вербовки боевиков и проведения операций. Исламское государство использует этническую и религиозную напряженность. За прошедшие годы ИГИЛ удалось обострить межконфессиональные разногласия в Сирии и Ираке, целенаправленно работая с шиитским населением. Та же самая техника используется в настоящее время в Южной Азии: ИГИЛ регулярно нападает на сообщества шиитских хазарейцев в Пакистане и Афганистане. Напротив, разногласия в Таджикистане не такие острые, как в Южной Азии. Эмиграция немусульманских этнических групп, в основном славян и немцев, сделала страну одной из самых однородных в регионе. Что остается потенциальным источником беспокойства, так это Памир. Горный регион является домом для шиитской общины исмаилитов и граничит с нестабильным регионом Южной Азии. Государственные институты на Памире остаются слабыми. Кроме того, граница с Афганистаном, безусловно, не является непроницаемой. Все это создает возможности для ИГИЛ. Однако, суннитско-шиитское разделение не так выражено в Таджикистане, как на Ближнем Востоке или в Южной Азии. Следовательно, насилие на религиозной почве становится менее привлекательной стратегией для ИГИЛ в Таджикистане. Бомбардировка исмаилитских памирцев вряд ли получит поддержку суннитских таджиков и может даже привести к отчуждению потенциальных сторонников ИГИЛ в стране.

Несмотря на частые нападения в Южной Азии, в настоящий момент Исламское государство серьезно ослаблено. Очевидно сейчас, ИГИЛ более фрагментировано, чем раньше. Его людские и финансовые ресурсы значительно ограничены, как и возможности проводить операции в Таджикистане. ИГИЛ стремилось использовать религиозные разногласия в Южной Азии. Таким образом, Южная Азия, вероятно, останется главной целью для операций ИГИЛ в ближайшем будущем, о чем свидетельствует официальное создание провинций (вилаятов) Пакистана и Индии в мае 2019 года. Таким образом, военные вторжения в государства Центральной Азии, такие как Исламское движение Узбекистана в начале 2000-х маловероятно. В настоящее время Исламское Государство Хорасан не имеет возможности захватывать города, как это удалось ИГИЛ в Ливии и на Филиппинах в 2015 и 2017 годах. Однако вероятны незначительные инциденты, такие как нападения на иностранцев, взрывы зданий, автомобилей и беспорядки. Учитывая гористую местность страны и охрану правопорядка в регионах, исламское восстание, имевшее место в прошлом, представляется вполне вероятным. Однако, первой и главной целью Исламского государства и его сторонников будет по-прежнему вербовка боевиков из Таджикистана для других зон военных действий, главным образом Афганистана, Пакистана и индийского Джамму и Кашмира. В этом отношении инциденты, организованные ИГИЛ, будут играть важную роль: они помогут обойти Аль-Каиду, вдохновить последователей и запугать врагов. Другим ключевым моментом, о котором следует помнить, это смещение Исламского государства с Ближнего Востока в Южную Азию, что может негативно сказаться на суверенитете Таджикистана. Великие державы всегда были обеспокоены, прежде всего, потенциальными источниками нестабильности в Центральной Азии.

Поэтому неудивительно, что Россия уже усилила свое военное при-сутствие в Таджикистане в ответ на потенциальную угрозу, исходящую от Исламского государства Хорасан на границе с Афганистаном. Ранее, от официальных лиц звучали заявления, что боевики ИГИЛ перевозятся на вертолете из Пакистана в северный Афганистан, граничащий с Таджикистаном. Аналогичным образом, в феврале 2019 года российский посол в Душанбе заявил, что на границе Таджикистана и Афганистана базируется от 2500 до 3000 боевиков ИГИЛ. Он подчеркнул наличие российской военной базы в стране и членство Таджикистана в Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) в качестве сдерживающего фактора против агрессии ИГИЛ.

Возможные меры противодействия

Для противостояния угрозе, которую ИГИЛ представляет для Таджикистана, правительству Таджикистана следует рассмотреть возможность принятия следующих мер:

• Во-первых, правительство должно ослабить ограничения в отношении ислама. Усиливая контроль над религией, таджикское правительство играет на руку вербовщиков ИГИЛ.

• Во-вторых, правительство должно принять меры для улучшения ситуации в тюрьмах. Несмотря на повышенное внимание, тюрьмы в Таджикистане все еще не реформированы и не подготовлены к борьбе с радикализацией и вербовкой. Таджикские власти должны рассмотреть возможность отдельного размещения боевиков террористических сетей от других заключенных.

• В-третьих, правительство должно создать отряды для поддержания порядка в тюрьмах, которые в случае беспорядков, смогут принять соответствующие меры. В виду отсутствия войск по борьбе с беспорядками властям пришлось полагаться на силы спецназа, которые обычно предназначены для военных целей. Профессионально подготовленные отряды по борьбе с беспорядками обеспечат уменьшение числа жертв.

• В-четвертых, правительству следует рассмотреть идею повторного введения занятий по исламу в школьные или университетские программы. Официальные государственные учебные программы помогут властям противостоять насильственному экстремизму и салафитскому джихадизму. В этом отношении широко признанные и уважаемые в Таджикистане религиозные лидеры могут помочь властям уберечь таджикскую молодежь от ловушек насильственных экстремистских идеологий

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here